Разрыва между Ереваном и Москвой ожидать не стоит

Разрыва между Ереваном и Москвой ожидать не стоит
121

Карабах напрямую в мирном соглашении между Азербайджаном и Арменией может и не упоминаться, считает директор по аналитическим проектам Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК) Михаил НЕЙЖМАКОВ.

 Можно вспомнить, например, как в апреле 2023 года премьер-министр Армении Никол ПАШИНЯН заявлял: «мы сами предлагали приложить к договору утвержденные СССР карты Армянской и Азербайджанской ССР в качестве основы территориальной целостности двух стран».

Опираясь на заявления сторон в последние месяцы, можно предположить, что, если соглашение все же будет заключено в ближайшем будущем, там может содержаться тезис о взаимном признании Арменией и Азербайджаном территориальной целостности друг друга в границах соответствующих союзных республик — видимо, с определенными нюансами. Глава внешнеполитического ведомства Армении Арарат МИРЗОЯН в ходе недавних трехсторонних переговоров на уровне глав МИД России, Армении и Азербайджана в Москве также упоминал о готовности взять за основу соответствующие карты 1975 года при делимитации границ.

Но очевидно, что любая эскалация в Карабахе после заключения мирного соглашения очень негативно повлияет на отношения Баку и Еревана. И на ситуацию на транспортных маршрутах, которые связывают Азербайджан и Армению, если такие коммуникации, в соответствии с трехсторонним заявлением, подписанным в ноябре 2020 года, будут разблокированы.

— Никол ПАШИНЯН вновь говорит о субъектности Степанакерта. При этом утверждается, что Армения тут ни при чем. Но Степанакерт — это что? Армения столько лет пыталась протолкнуть власти Карабаха как отдельный субъект переговоров, но ничего не вышло. Если ПАШИНЯН говорит, что Армения признает целостность Азербайджана, о чем вообще речь?

— Даже в случае, если мирное соглашение будет заключено, вряд ли официальный Ереван сможет в своих публичных заявлениях полностью обходить темы, связанные с положением армян, проживающих в Карабахе. Тем более, что отсутствие публичной реакции будет становиться поводом для критики в адрес правительства Армении со стороны как оппозиции внутри страны, так и общин за рубежом.

— Что нужно США в этой истории? Какое влияние на Джозефа БАЙДЕНА имеет армянское лобби? В какую сторону развернется ситуация, если он умрет или проиграет выборы?

— США объективно выгодно периодически задавать более высокий уровень ожиданий то у Баку, то у Еревана (в том числе, стремясь усилить их противоречия с Москвой), при этом не беря на себя излишних обязательств.

Например, в региональной прессе уже много лет периодически возникает тема гипотетического привлечения «миротворцев из США» к урегулированию ситуации в Карабахе или на границе Армении и Азербайджана. Но можно вспомнить, как в период Второй Карабахской войны, 31 октября 2020 года, тогдашний помощник Президента США по национальной безопасности Роберт О’БРАЙЕН говорил о возможности размещения в Карабахе миротворцев из скандинавских стран, а отнюдь не американских.

В целом, Ереван в постсоветский период чаще получал позитивные сигналы от высокопоставленных политиков из Демократической партии США, а в Баку, во многих случаях, рассчитывали на более прагматичное взаимодействие с республиканскими администрациями в Вашингтоне.

Можно отметить, как представительница Демократической партии Нэнси ПЕЛОСИ, будучи спикером Палаты представителей Конгресса США, посещала Ереван на фоне вооруженной эскалации с Азербайджаном в сентябре 2022-го и заявляла, что «мы выразили решительную поддержку демократии и безопасности Армении».

С другой стороны, можно вспомнить, как многие эксперты связывали позитивные для Баку ожидания с избранием Президентом США республиканца Дональда ТРАМПА в 2016 году.

Естественно, существуют нюансы. Внутри Республиканской партии США тоже есть политики, более настроенные на поддержку Армении.

В свою очередь, приход к власти демократических администраций далеко не во всем оправдывал ожидания Еревана и армянской общины США. Вспомним, как накануне президентских выборов 2012 года Армянский национальный комитет Америки заявил, что не поддержит в ходе этой гонки не только республиканца Митта РОМНИ, но и шедшего на второй срок демократа Барака ОБАМУ.

В ближайшем будущем существующие тенденции, скорее, сохранятся. Баку будет, в целом, чуть проще вести диалог с Вашингтоном в случае прихода республиканской администрации, Еревану — при сохранении у власти демократов. Но США будут вести свою игру, периодически посылая то более благоприятные, то более «прохладные» сигналы каждой из сторон.

— Москва играет за обе стороны? Или все-таки склоняется к одной (например, для сближения с Ираном, поддерживающим армян)? Какими расчетами руководствуется при этом? Будем ли мы и дальше укреплять обороноспособность Армении, как худо-бедно делали это раньше?

— Критика в адрес России периодически звучит с обеих сторон — если не от высших чиновников, то от политиков и общественных деятелей Армении и Азербайджана. Насколько можно судить, Москва стремится выдержать баланс — сохранить возможности для работы и с Баку, и с Ереваном, в идеале — добиваясь и продления пребывания российского миротворческого контингента в регионе.

Понятно, что в условиях, когда силы России во многом отвлечены на задачи спецоперации (СВО), а давление западных держав на Москву усиливается, вести работу с Южным Кавказом сложнее.

Военно-техническое сотрудничество с Ереваном — часть наших шагов по сохранению баланса при проведении политики в регионе. Оно, скорее всего, продолжится, несмотря на то, что Ереван неоднократно заявлял об активизации работы с иными источниками поставок вооружений — например, в июне 2023 года о поиске «альтернативных решений» в этой сфере сообщил секретарь Совета безопасности Армении Армен ГРИГОРЯН.

— При этом налицо дрейф Еревана в сторону Запада. К чему это может привести?

— Вряд ли в ближайшем будущем произойдет разрыв между Ереваном и Москвой. Для Армении, все-таки, по многим вопросам объективно важно взаимодействие с Россией — от закупок вооружений до экономических сюжетов, включая поставки российского газа.

Конечно, экономические интересы не всегда становятся гарантией от существенного охлаждения отношений: для примера вспомним хотя бы взаимоотношения России и Евросоюза. Но также отметим, что в сфере безопасности Брюссель или Вашингтон конкретных гарантий Еревану не дают — например, не заявляют, что тем, кто «тронет» Армению, грозят жесткие санкции. И пока нет признаков, что западные державы такие гарантии предоставят. Да и ситуации, при которой серьезные политические инвестиции в сотрудничество с Арменией «окупились» бы для западных игроков, пока не наблюдается.

То есть правительство Никола ПАШИНЯНА, по крайней мере — в ближайшей перспективе, продолжит балансировать между Россией и западными державами.

По материалам издания «Свободная Пресса».

АКТУАЛЬНО