Ближний Восток становится еще ближе

Ближний Восток становится еще ближе
54

Если первый с 2019 года государственный визит Президента России в Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) готовился заранее, то визит Российского лидера в Саудовскую Аравию был согласован буквально за несколько дней и заставил нервничать многих на Западе — особенно на фоне того, как в главных столицах Ближнего Востока принимали Владимира ПУТИНА.

Не будем забывать, что ОАЭ уже выступали посредником по вопросам об обмене пленными между Россией и Украиной и уже подчеркивали, что могут выступить в роли медиатора и в рамках более масштабных переговоров Москвы и Киева. Эта тема упоминалась, например, на переговорах Владимира ПУТИНА с Президентом ОАЭ Мухаммедом Бен Заидом Аль Нахайяном в октябре 2023 года.

Сейчас, когда версии о перспективах диалога Москва — Киев обсуждаются интенсивнее (что, конечно, не обязательно означает, что подобное вскоре реализуется на практике) активность потенциальных посредников тоже будет возрастать. Это становится дополнительным мотивом для ОАЭ, повышающим заинтересованность этого государства в визите Владимира ПУТИНА.

Также ОАЭ, как известно, традиционно называют важным каналом параллельного импорта товаров в Россию.

В условиях, когда США заявляют о готовности усилить давление на страны, которые сотрудничают с Москвой в сфере обхода санкций (в частности, в ноябре 2023 года введя санкции против трех базирующихся в ОАЭ компаний, обвиненных в перевозке российской нефти по ценами выше «ценового потолка») для руководства Объединенных Арабских Эмиратов это, на деле, может стать еще одним аргументом для политического торга с Москвой — указав на возросшие риски, попытаться добиться дополнительных преференций от российской стороны.

В рамках переговоров президента России в ОАЭ может подниматься и вопрос о поставках российских вооружений для этого государства. Недаром еще в ноябре 2023 года глава Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Дмитрий ШУГАЕВ напоминал, что Объединенные Арабские Эмираты проявляли интерес ко всей номенклатуре подобной российской продукции. При этом у ОАЭ развивается военно-техническое сотрудничество и с рядом других стран БРИКС — скажем, КНР и Бразилией.

Что касается Саудовской Аравии — кроме очевидных направлений сотрудничества (прежде всего, в рамках «ОПЕК+»), можно отметить и, например, заявку «Росатома» на выполнение работ по строительству АЭС в этом королевстве.

Вероятно, данная тема будет, как минимум, затронута в ходе визита Владимира ПУТИНА в Эр-Рияд.

Даже если, в итоге, выбор саудовской стороны остановится не на российских подрядчиках (среди конкурентов — представители США, КНР, Южной Кореи), муссирование этого сюжета выгодно и Москве, и Эр-Рияду.

Москве — чтобы еще раз напомнить мировому сообществу, что «Росатом» борется за реализацию проектов и в странах, которые стремятся проводить многовекторную внешнюю политику (значимый аргумент и для борьбы российских подрядчиков и за строительство АЭС, например, в Казахстане).

Саудовской стороне — чтобы, демонстрируя взаимодействие с Россией, а также Китаем, укрепить собственные позиции в рамках политического торга с США. С той же логикой, во многом, связано и вступление Эр-Рияда в БРИКС.

Михаил НЕЙЖМАКОВ, директор по аналитическим проектам Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК).

По материалам URA.ru.

АКТУАЛЬНО