ГРУЗИНСКАЯ ПОЛИТИКА КАК ИСКУССТВО НЕВОЗМОЖНОГО

ГРУЗИНСКАЯ ПОЛИТИКА КАК ИСКУССТВО НЕВОЗМОЖНОГОВ воскресенье в Грузии прошли выборы, которые заполнили три места в парламенте, освободившиеся после ухода в министры мажоритарных депутатов от Надзаладевского района Тбилиси, железнодорожного городка в западной Грузии — Самтредиа и родины поэта Владимира МАЯКОВСКОГО — Багдади. Результат выборов вполне ожидаем — во всех трех избирательных округах победили кандидаты коалиции «Грузинская мечта». Именно результат, а не результаты, потому что процентное распределение голосов среди кандидатов не столь однозначны, и дают определенную пищу для размышлений.

Начнем с главного вопроса грузинской политической повестки дня. Он был сформулирован практически сразу после октябрьских выборов и звучал следующим образом — сумеет ли «Единое национальное движение» (ЕНД) сохраниться, как оппозиционная политическая сила или ее постигнет судьба «Круглого стола» (политическое объединение первого президента Грузии Звиада ГАМСАХУРДИА) и «Союза граждан Грузии (партия второго президента Эдуарда ШЕВАРДНАДЗЕ).

Со стороны вопрос звучит дико, действительно, как может партия, получившая на выборах более 40% голосов и обладающая крупной фракцией в парламенте, не сохранится как политическая сила. Но это только со стороны.

На днях премьер-министр Грузии «великодушно» признал, что после выборов в парламент на местах были допущены перегибы, и захватывать власть в муниципалитетах было никак нельзя. Правда ни о каком исправлении ситуации речь не шла — как говорится, что выросло, то выросло. А выросло то, что коалиция «Грузинская мечта» сейчас контролирует подавляющую часть муниципалитетов. Заметим, контролирует без всяких местных выборов.

Действительно, к чему такие формальности, когда в стране «новая политическая ситуация». Впрочем, кто старое помянет тому глаз вон? Хотя именно старое, то есть прошлое является грозным и едва ли не единственным оружием правящей коалиции в борьбе с ЕНД. И все это называется процессом восстановления справедливости.

На начальном этапе казалось, что задача уничтожения националов, как политической силы очень простая. Почти вся Грузия знала про «кровавый режим», «элитную коррупцию», про то, что прежние власти получали свою долю с каждого литра бензина и каждой шоколадки, проданной в киоске. Да, об этом все «знали», но как оказалось, доказать кровавые преступления и коррупционные схемы не так уж легко, если вообще возможно.

Что ж, подошли с другой стороны — драка, организованная 8 февраля у здания Национальной библиотеки, была своеобразной акцией устрашения. Как не странно, не испугались, более того после резкой реакции Запада, пришлось включать задний ход и нудно говорить о необходимости коабитации (этакое заморское слово, означающее сосуществование).

Правда случались и маленькие радости, например, удалось отжать право президента на формирование правительства в случае его роспуска. В сущности, распускать правительство президент не собирался, ибо при таких обстоятельствах это было бы политическим самоубийством. Но все равно приятно.

Или новая судебная реформа — вещь, несомненно, нужная и полезная. Но вот почему эта самая судебная реформа должна сопровождаться роспуском действующего Совета юстиции (органа, формирующего судейский корпус) не поняла ни оппозиция, ни Венецианская комиссия Совета Европы, которая зная характер грузин, настоятельно рекомендовала не делать этого.

Думаю, вы уже догадались, что именно эта рекомендация была проигнорирована властями. И к этому надо отнестись, как выражается наш премьер-министр, с пониманием, ну а как же иначе заменить судейский корпус.

Итак, все усилия «Грузинской мечты» уличить прежние власти в непотребном поведении внутри страны пока особым успехом не увенчались. Это, кстати, совсем не значит, что никаких злоупотреблений не существовало вообще. Просто сегодня уже ясно, что большинство обвинений в адрес прежних властей — это мыльный пузырь. Ну, а отдельные эпизоды, которое могли иметь место быть, скорее исключение, чем правило.

Однако кроме внутренней политики существует и внешняя. Судя по всему, именно это направление выбрано сейчас основным для дискредитации оппозиции. Известная публикация в газете «Известия» о том, что один из организаторов бостонского теракта Тамерлан ЦАРНАЕВ был завербован в Грузии, каким-то странным образом совпало с подозрениями премьер-министра Грузии о возможной причастности Грузии к поддержке террористов вообще.

На прямой вопрос вице-спикера парламента Грузии, заданный в ходе встречи с представителями Североатлантического альянса, о том, что это значит, премьер особо подчеркнул, что никогда не говорил о поддержке терроризма прежними властями Грузии, как о факте, а всего лишь высказал свои личные предположения. Добавим к этому сомнения премьер-министра Грузии по причинам начала августовской войны. Так или иначе, можно не сомневаться, усилия в этом направлении будут продолжены.

Но, несмотря на весь этот комплекс мероприятий, ЕНД не только имеет место быть, но и проводит многотысячный митинг на Руставели. Кстати, о митинге на Руставели, сторонники «Грузинской мечты», оценивая акцию 19 апреля, старались сделать хорошую мину при плохой игре. Мол, народа было мало, мол, 10-15 тысяч — это ничего не значит, мы видели митинги и побольше. Конечно, видели, вот только вопрос, каковы были цели тех митингов, и какова была цель акции 19 апреля?

Акции 2007 и 2009 годов прямо декларировали цели свержения существующей власти, про предвыборные митинги прошлого года мы не говорим, там все ясно. Сегодня за появление на таком мероприятии можно получить только проблемы на работе и больше ничего.

Как вы сами понимаете, озлобленного и особо недовольного населения пока нет, слишком мало времени прошло с момента торжества демократии. Таким образом, подавляющее большинство тех, кто был на акции 19 апреля, это идейные сторонники националов. Представить себе подобный митинг, организованный «Союзом граждан» Грузии в мае 2004 года решительно невозможно.

На акции 19 апреля ЕНД показало, что обладает достаточными организационными возможностями для демонстрации поддержки своего курса сторонниками партии и готово к обновлению. Кстати, это же показали промежуточные выборы в парламент. Общий результат — 20% по стране и 15% в Тбилиси, при вполне прогнозируемом сокращении популярности правящей коалиции, как минимум снимает вопросы о существовании оппозиции.

Было бы несправедливо считать, что абсолютно все политические силы, входящие в коалицию «Грузинская мечта» мечтают об исчезновении ЕНД. Совсем наоборот, например, для входящих в коалицию республиканцев и свободных демократов сохранение ЕНД как оппозиционной силы едва ли не единственная гарантия пребывания у власти в ближайшие четыре года.

И напротив, пророссийской партии Кахи КУКАВА, которую негласно поддерживает премьер-министр, жизненно важно занять место если не основной, то хоть какой-нибудь «оппозиции» по образу и подобию христианских демократов недавних времен. В общем, все непросто в Грузии, очень непросто. Вот только министерство по исполнению наказаний пришлось признать проблемы в грузинских тюрьмах, связанные с появлением «смотрящих» и «общака». А это, пожалуй, серьезнее, чем любые политические баталии.

Поделиться в соц. сетях

ГРУЗИНСКАЯ ПОЛИТИКА КАК ИСКУССТВО НЕВОЗМОЖНОГО
0
ГРУЗИНСКАЯ ПОЛИТИКА КАК ИСКУССТВО НЕВОЗМОЖНОГО

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Один комментарий к “ГРУЗИНСКАЯ ПОЛИТИКА КАК ИСКУССТВО НЕВОЗМОЖНОГО”

  1. adjar:

    Что ты всё время эзоповым языком мелиш.Ты не понимаешь сути политической ситуации в Грузии, потому как у националов и у САБАКАШВИЛИ был лакеем. Занимаешься позитивной пропагандой САБАКШВИЛИ, а реалии другие в Грузии.
    99% жителей Аджарии хотят дружить с Россией,возьми и опроси жителей от Сарпи до Кобулети.И хватит тебе дешёвые статейки фабриковать.Пиши от сердца, реалистически подход должен быть, а ты всё время одно и тоже читателей в заблуждение вводиш.Будь проще

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий