АРМЯНСКИЙ ЦУГЦВАНГ

ГАРЛЕМ ЗАРГАРЯН

Истории как научной дисциплине испокон веков знаком революционный процесс преобразований. Революциями принято называть широкий спектр действий и решений — от бескровных законотворческих преобразований до военных переворотов.

Современное революционное движение, поддерживаемое и развиваемое в мире поборниками демократии, равенства и всего хорошего, представляет собой все те же знакомые исторические формы и предлагает весь спектр разнообразия эффективности, жестокости и присутствия как внешних, так и внутренних интересантов.

Однако вне зависимости от того, происходила ли смена национальных элит с де-факто гражданской войной, как то было на Украине в 2014 году, или мирным путем на примере Армении 2018 года, в действиях новых властей всегда прослеживаются одни и те же закономерности.

Достигнув определенных преобразований революционным путем, новоиспеченные властители и элитарии обращают свое внимание на вопросы устойчивости власти, закрепление собственного статуса и статуса своих приближенных для, хочется думать, дальнейшей самоотверженной работы во благо всего народа.

Безопасность власти для таких лидеров в первую очередь ассоциируется с невозможностью применения к ним самим знакомого инструмента — революции, а уж как с ней бороться им известно.

Психология человека меняется медленно и реагирует на события единообразно. Однако новые времена требуют новых решений и современные революционеры вместо казней и ссылок выбирают законотворчество, изредка прибегая к репрессивному аппарату.

Хорошо это или плохо, но в современном мире революции вновь набирают популярность — есть на что обратить свое внимание и на постсоветском пространстве.

И если интерес к украинским событиям у отечественного наблюдателя давно утих ввиду понятности вектора развития, то в Армении процессы, типичные для постреволюционного государства, только начинаются.

Премьер-министр Никола ПАШИНЯН, пришедший к власти в результате т.н. «бархатной революции» 2018 года, с начала года успел сменить глав силовых ведомств — новоназначенные активно приступили к преследованию политических конкурентов главы правительства, а парламент поменял Конституцию Армении за один день, нейтрализовав тем самым альтернативные группы влияния.

Тем не менее, нужно понимать: культура стран различается, как различаются ментальность и темперамент народов, что не может не сказываться на восприятии политических процессов. И возможно, меры по борьбе с контрреволюцией только кажутся таковыми со стороны.

За оценкой политических изменений в Армении мы обратились к президенту РОО «Союз армян Вологодской области» Гарлему ЗАРГАРЯНУ:

Гарлем Григорьевич, как известно, армянская община — одна из самых многочисленных в мире. По разным оценкам, от семи до восьми миллионов армян постоянно проживают вне территории страны. Учитывая, что население Республики Армения составляет порядка трех миллионов человек, зарубежные диаспоральные структуры представляют мнение большинства армян в мире. Расскажите, поддерживают ли диаспоры связи с Арменией и учитывается ли их мнение при выработке решений?

Общемировая диаспора армян насчитывает около 11 млн людей с армянскими корнями, проживающих в разных уголках мира. Их мнение по вопросу развития Родины однозначно учитывается, для этого существуют различные форматы.

Например, ежегодно в Армении проводится международная всемирная конференция под названием «Армения и Диаспора», где обсуждается весь пул проектов политического, экономического, социального и стратегического планирования с соответствующими программами развития. Диаспора играет большую роль в выборе путей развития и реализации принятых программ и целей.

Менялись ли отношения с официальным Ереваном или такой уровень взаимоотношений сохранялся и до т.н. «бархатной революции»?

Уровень общения не менялся, может поменялся лишь формат.

Касаясь темы политической борьбы, скажите, как армянская диаспора России и возглавляемая Вами организация отнеслись к событиям 2018 года в Ереване? Какие были ожидания от «бархатной революции»?

Самое главное ожидание — мира, согласия и любви. Но если говорить конкретнее, ожидалась стабильность в региональной политике и стратегии, экономический и социальный прорыв и развитие, борьба с коррупцией и кумовством.

От некоторых армянских политиков можно услышать мнение о недостаточных мерах правящей партии «Мой шаг» по борьбе с пандемией CoVID-19, а также о бездействии на ряде других направлений. Вам кажется справедливой такая критика?

По моему мнению, любая критика несёт в себе элементы здравого смысла. Но то, что не было достаточно принятых мер по борьбе с коронавирусом — однозначно.

Касаемо действий на иных направлениях — очень сильно сказывается кадровый голод в стране, недостаточность компетенций.

Одним из тезисов нового правительства был приоритет демократических институтов в государствостроении — свобода слова, плюрализм мнений, политическое разнообразие и другие принципы. Как Вы считаете, события последних дней, связанные с преследованием Гагика ЦАРУКЯНА, отвечают провозглашенному курсу?

Я считаю, что в государственной политике не должно быть таких радикальных явлений, какие мы сегодня наблюдаем в Армении.

Для нашего национального характера и ментальности больше подходит «мягкое тепло», нежели «шашка наголо».

Подобные наблюдаемым потрясения приводят к дестабилизации внутриполитической обстановки, а также к дестабилизации в регионе в целом.

На Ваш взгляд, освобождение под залог бывшего Президента Армении Роберта КОЧАРЯНА связано с преследованием Гагика ЦАРУКЯНА И если да, то каким образом?

Я не знаю, как это друг с другом связано, но однозначно приветствую принцип неотвратимости наказания и ответственности за деяние.

При этом приветствую освобождение Роберта КОЧАРЯНА, если это имеет неоспоримое законное основание.

Считаю, в решении государственных вопросов необходимо придерживаться более цивилизованных и дипломатичных методов.

И в завершении. Как Вы считаете: отношение армянской диаспоры и населения Армении к политической фигуре Никола ПАШИНЯНА в последние два года поменялось? 

Мир меняется настолько быстро, что невозможно однозначно ответить на этот вопрос. Я бы сформулировал это так: каждый ожидал от «бархатной революции» того, чего ему не хватало и многие это получили, но многие и разочаровались.

Одно можно сказать определенно: над удовлетворением запроса жителей Армении, сформированного к «бархатной революции» в свое время, еще работать и работать.

Не дай, Бог, увидеть моему многострадальному народу новые революции в худшем смысле этого слова. Мир во всем мире!

Беседовал Игорь СУХОНИН.

Поделиться в соц. сетях

АРМЯНСКИЙ ЦУГЦВАНГ
0
АРМЯНСКИЙ ЦУГЦВАНГ

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий