«МОКРЫЕ ДЕЛА» КИТАЙСКИХ БИЗНЕСМЕНОВ

«МОКРЫЕ ДЕЛА» КИТАЙСКИХ БИЗНЕСМЕНОВ
6

sauna_iconСауна в Китае — это не просто место, где можно помыться и попариться. Это, скорее, «государство в государстве», полноценный досугово-развлекательный комплекс с ресторанами, тренажерными холлами, кинотеатром, бильярдной, интернет-залом, массажными салонами, многочисленным персоналом и сложившимися традициями, законами и нормами поведения. Проникнув вовнутрь, в святая святых этого мира роскоши и достатка, гармонии света и формы, ощущаешь себя посетителем музея, в котором каждая вещь, деталь интерьера и действующее лицо предстают неизученным экспонатом, вызывают неподдельный исследовательский интерес. Именно поэтому, когда китайский партнер приглашает вас в сауну так легко потерять бдительность и упустить инициативу в бизнес-переговорах, что грозит потерей круглой суммы в контракте… (Продолжение материала СЕКРЕТНОЕ ОРУЖИЕ КИТАЙСКОЙ БИЗНЕС-ДИПЛОМАТИИ)

Итак, помывочные процедуры завершены, направляемся к… нет, не к выходу (визит в китайскую сауну на этом еще далеко не закончен), а в соседний зал. Входным билетом туда является выдаваемый здесь же в обмен на прикрывавшее причинное место полотенце комплект «пижамы». Отмечу, чтобы у особо недоверчивых гостей не возникло и тени сомнения в первозданности выдаваемого комплекта белья, ленту, скрепляющую входящие в комплект хлопчатобумажные шорты и футболку, разрывают на их глазах.

Облачившись в мягкую спецодежду, продвигаемся через узкие коридоры в парикмахерский зал. О нем тоже стоит сказать отдельно. Работающие здесь мастера, как правило, имеют приличный послужной список профессиональных достижений: время от времени им выпадает счастливый случай постричь какого-нибудь известного либо влиятельного китайца или иностранца, о чем свидетельствуют многочисленные фотографии на стенах.

Далее китайцы ведут нас нескончаемой чередой комнат, делая непродолжительные остановки в каждой из них. Просторный спортзал оснащен современными тренажерами и площадкой для боксерских тренировок. Следом идет комната, где установлен стол для игры в снукер, довольно популярной у китайцев разновидности бильярда, а за ней — помещение для тренировок игры в гольф, а также комната, напичканная столами для игры в карты. Несколько комнат предназначены для любителей побродить по Всемирной паутине или почитать рабочую корреспонденцию. Есть здесь и подобие избы-читальни со стеллажами, заставленными глянцевыми журналами и китайской прессой. Есть выход на небольшую веранду, территория вокруг которой декорирована под палисадник — с щебечущими птицами и журчащим ручьем.

Потягав немного «железо» и сыграв партию в снукер, берем курс на ресторан. Всюду нас встречают нарядные сяомэй в традиционных китайских одеждах и элегантные фууюани (так в Китае принято называть женщин и мужчин-официантов соответственно) в жилетках и белых перчатках. Все это напоминает сцену из голливудского фильма о готовящемся званом обеде у английской королевы или прием у персидского шаха. И что самое приятное, в центре этого праздника жизни — ты, почетный гость из России. Впрочем, знакомый русский бизнесмен призывает не поддаваться на провокацию, объясняя, что элементы декора и мебели в китайских саунах хоть и броские, но недорогие, зачастую это бутафория. И, как нетрудно догадаться, сделано все в Китае.

Ресторан, чайная и Конфуций

Ресторанная зона включает в себя несколько больших залов с симметрично расставленными квадратными столами на две и четыре персоны. Все как предписывает фэншуй, столь популярный в последнее время и в России. Подчинена симметрии и гармонии и мебель заведения: стулья классической формы напоминают работы ГАББСА из знаменитого фильма «12 стульев» по мотивам одноименной книги ИЛЬФА и ПЕТРОВА. Венчает интерьерный ансамбль галерея комнат-ниш, где можно не только сытно поесть, но и посмотреть любимую передачу — спортивную трансляцию, фильм, новости или концерт, причем доступны и англоязычные каналы.

Кстати, ресторан — это то место, где могут пересечься друг с другом женщины и мужчины, решившие отдохнуть в сауне (для них оборудованы разные помещения и даже два отдельных парадных входа).

Другие «точки соприкосновения» полов — это залы массажа, маникюра-педикюра и чистки ушей. Кстати, последняя процедура хотя и неэстетична, зато весьма экзотична. Возле заказавшего услугу посетителя ставят лампу, излучающую теплый мягкий свет, и с трепетом начинают чистку. Китаянка в белом халате засовывает длинную тонкую железную спицу так глубоко в ухо клиенту, что та вот-вот, как может показаться со стороны, вылезет из соседнего. Начинаешь понимать, что имеют в виду, когда используют выражение «промывка мозгов». Но вернемся к «аппетитной» теме.

Блюда, надо сказать, в ресторане приготовлены самые разнообразные — легкие закуски, тропические фрукты, мясные и рыбные деликатесы, гарниры на любой вкус и цвет, ну и, конечно, десерты. Причем аппетит из-за желания сэкономить усмирять не стоит: все включено в стоимость входного билета, кроме разве что алкогольных напитков. Однако они у китайцев не в почете. Люди здесь расслабляются и общаются, а не напиваются и уж тем более не устраивают разборки и погромы. Другое дело — чайная церемония. Совершить ее можно в чайной, которая расположена ярусом выше. Сюда наши китайцы, конечно, не преминули зайти, во всей красе продемонстрировав не только особенности китайской чайной церемонии, но и недюжинные знания биографии Конфуция. Как мы поняли потом, это опять-таки хитрый ход китайской дипломатии, предисловие к следующим этапам изучения китайской сауны. Смысл услышанной притчи можно передать следующим образом (за точность употребления слов не ручаюсь).

Однажды к легендарному китайскому мудрецу Конфуцию, который пил чай в окружении своих учеников, обратилась женщина, посетовавшая на несправедливость по отношению к женщине. «Почему, когда изменяет мужчина, его поступок вызывает всеобщее уважение и одобрение, а изменившую мужу женщину всячески порицают и оскорбляют нехорошими словами?» — вопрошала она учителя. Конфуций ничего не отвечал, продолжая разливать чай из чайника в чашки учеников. Женщина попросила прояснить ситуацию, удивившись его молчанию. «Я уже дал ответ на твой вопрос», — невозмутимо произнес Конфуций. «Когда я поочередно наполняю несколько чашек из одного чайного носика — это естественно. Но попытка разлить чай из одной чашки в несколько чайников будет полнейшей нелепицей», — закончил речь мудрец устами нашего китайского партнера. После чего он хитро улыбнулся. Речь, разумеется, о нашем спутнике.

Царство нехочух

Помывшись, побрившись и подкрепившись, перемещаемся на этаж выше в просторный зал, заставленный диванами и топчанами, на которых невозмутимо покоятся китайцы. Судя по шарообразным животам и круглым лицам, это весьма уважаемые и небедные люди. Выглядит, правда, все это довольно забавно. Разнеженный визитер смотрит фильм, потягивая сок из узкого длинного стакана (коллинза), а облепившие его со всех сторон китаянки на все лады ублажают его: делают маникюр и педикюр, чистят уши и разминают шею и плечи. Кое-кто и вовсе, не мудрствую лукаво, спит под теплым одеялом. Как рассказали наши китайцы, делать это не возбраняется.

Вспоминается детский мультфильм про Нехочуху, толстого и ленивого, любые капризы и прихоти которого беспрекословно исполняются. В этом зале, или царстве больших нехочух, на удивление много обслуживающего персонала, наперебой предлагающего тоже стать мультяшным ленивцем.

Но наши китайцы после непродолжительной прогулки по этажу предлагают перейти в зал этажом выше, где, по их словам, нас уже заждались мастера массажа. Вместе с нами по довольно крутой лестнице нестройными рядами поднимаются китайцы разных возрастов. Между тем мастерами массажного ремесла оказываются не коренастые мужчины, а симпатичные девушки, уводящие клиентов в кабинки-комнаты, где единственным источником света является тускло мерцающий небольшой монитор, вмонтированный в стену. Впрочем, ничего особенного за этими стенами, как ни странно, не происходит. Кроме массажа, разумеется. Заведение-то все-таки приличное — держат марку. Хотя, «если повезет», выпускница китайского медучилища продемонстрирует и что-нибудь из арсенала методик «управления самолетом». Но это уже совсем другая история.

А мы, чистые, сытые и довольные жизнью, направляемся к выходу платить за удовольствия и мысленно калькулируем суммы расходов. Китайцы, заметив нашу отрешенность, усаживают нас на кожаный диван в холле и требуют у фууюаней счет, объясняя, что, по китайской традиции, платит приглашающий. В разговоре с сотрудниками китайской сауны удалось выяснить, что ежемесячно «помывочное» заведение, в котором мы отдыхали, посещают около 600 человек (в выходные — от 700), средний чек составляет порядка 400 юаней (около $60). Таким образом, приблизительный оборот китайских саун — более $1 млн в месяц. Девушки в шикарных вечерних платьях, те самые, которые встречали нас четыре часа назад (именно столько мы провели в сауне), искренне удивляются нашей торопливости, рассказав, что обычно гости заведения «моются» не менее 10 часов. Мы приносим свои извинения, прибегнув к хитрости: говорим, что у нас очень много дел. Мой знакомый, бизнесмен из России, решивший с китайскими коммерсантами ряд вопросов по реализации совместных бизнес-проектов еще до похода в сауну и по «горячим следам» жаловавшийся мне на «скупердяйство и скряжничество» китайцев, теперь называет их не иначе как «друзья» и зазывает в гости в «холодную Россию» на «чашку крепкого чая». Судя по всему, на этот раз победила не пресловутая дружба, а великая китайская дипломатия…

Сергей ДРУЖИНИН, www.chinapro.ru



ОБЩЕСТВО