ВЯЧЕСЛАВ ЯГУБКИН: «ИНТЕГРАЦИЯ — ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОНЦЕПТ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ДИСКУРСОВ»

ВЯЧЕСЛАВ ЯГУБКИН: «ИНТЕГРАЦИЯ — ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОНЦЕПТ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ДИСКУРСОВ»
4

В Волгограде завершила работу IV–я Международная научно-практическая конференция «Альтернативы регионального развития» («Шабунинские чтения»). О ее первых результатах мы побеседовали с членом оргкомитета — директором международных программ Института региональной экономики и социального проектирования, к.п.н. Вячеславом ЯГУБКИНЫМ.

— Вячеслав Александрович, в чем отличия этой конференции от трех предыдущих?

— Понятно, что главное отличие такого рода мероприятий в их тематике. Однако отрадно отметить, что в развитии этого проекта произошли и другие существенные положительные изменения. Одним из главных адресатов «Шабунинских чтений», по задумке их инициаторов, являются элиты волгоградского и других регионов, то есть люди, принимающие стратегические решения для развития своих территорий или влияющие на их принятие.

Напомним, что заступая на пост губернатора Волгоградской области, Сергей БОЖЕНОВ заявил: «Волгоградцы справедливо упрекали власти в отсутствии долгосрочной концепции развития, инициативы…». И это было ничем иным как обоснованной констатацией неспособности волгоградских политиков и чиновников выполнять свое предназначение.

Зададимся вопросом о сегодняшнем положении дел — есть ли у нас теперь хотя бы общие представления о том, какими будут город-герой и область через 15-20 лет? Насколько они будут соответствовать критериям будущей современности? Можно как угодно изощряться в исчислениях рейтингов наших политиков, однако факт остается фактом: Волгоград находится в ООНовском списке вымирающих городов.

В этой связи участие в работе конференции заместителя главы Волгограда Ирины КАРЕВОЙ, руководителей ряда областных министерств и департаментов городской администрации, членов региональной Общественной палаты вселяет надежду на то, что наши элиты все-таки воспользуются предоставляемой им площадкой не для очередной речи, а для равноправного и заинтересованного диалога с представителями науки, общественными организациями, коллегами из других регионов и зарубежных стран, которые уже давно и успешно справились с проблемами, стоящими перед нашей областью.

Во-вторых, отрадно констатировать, что последние две конференции мы проводим в тесном сотрудничестве с администрацией Волгограда: департамент зарубежных, региональных и внешнеэкономических связей взял на себя все хлопоты, связанные с обеспечением участия зарубежных докладчиков. Подчеркнем, что большая их часть была из городов-партнеров Волгограда: Остравы (Чехия), Турина (Италия), Актау (Казахстан), Маарду (Эстония). Кроме того, были представлены Азербайджан, Польша, Молдова, Узбекистан.

— Чем обусловлен выбор темы года?

— Тема IV-й конференции была сформулирована так: «Евразийская интеграция: к общим целям через региональное разнообразие». В последние 2-3 года интеграция стала центральным концептом как российского, так и европейского общественно-политических дискурсов. Несмотря на громкие заявления о появлении «нового мышления», «свежих подходов» и окончании «холодной войны», Восток и Запад в точном соответствии с постулатами классической геополитики вновь активизировали свои усилия за влияние на евразийском, теперь уже постсоветском, пространстве.

Евросоюз реализует свой проект «Восточное партнерство», намереваясь в ноябре с.г. подписать и парафировать соглашения об ассоциации с Украиной и Молдовой, а Россия, конструируя Евразийский союз, пытается всеми доступными способами удержать бывшие советские республики от «неправильного судьбоносного выбора».

— Как проходила на конференции дискуссия по этому вопросу?

— Отмечу, на мой взгляд, главное. В нашем постсоветском общественном сознании интеграция воспринимается как некая благодать, панацея, способ реализации всех надежд и устремлений. При этом упускается из вида, что интеграция невозможна без дезинтеграции — разрушения существующих социальных институтов, доктрин и идеологий. И за все это нужно расплачиваться кризисами и социальными конфликтами носителей разных взглядов и убеждений, разрывом семейных и иных связей.

Как отмечал эстонский докладчик, его соотечественники, став гражданами Евросоюза, с удивлением обнаружили, что их средние зарплаты в пять раз ниже, чем у соседних союзников — Норвегии и Швеции. Следовательно, чтобы почувствовать себя настоящим европейцем, нужно ехать работать в другую страну.

Докладчики из стран ЕС продемонстрировали более широкие и прагматичные подходы к оценкам интеграционных процессов. Например, польские эксперты, показали, что ЕС и национальные государственные структуры оказывают поддержку там и тогда, где и когда за решение проблем берутся сами граждане по месту жительства.

Правда, польские власти законодательно обязаны реагировать на инициативы низов. И эффективность такого реагирования является главным критерием оценки эффективности деятельности самих властей. Смотрите как все просто и без миллионов красивых слов о «необходимости строительства гражданского общества»!

Кстати, тем, кто вынашивает планы превращения нашей области в туристическую Мекку, стоило побывать на конференции и узнать, как жителям заброшенного польского села удалось без капиталовложений превратить его в центр туризма и обеспечить солидные поступления в муниципальный бюджет.

— А что услышали на конференции от волгоградских участников?

— Я бы выделил доклад руководителя департамента зарубежных, региональных и внешнеэкономических связей администрации Волгограда Наталии АЛЬШУК с инициативами по повышению эффективности использования международных связей Волгограда, которые, я убежден, являются нашим самым большим, но пока слабо используемым резервом модернизации.

И это уже не столько альтернатива, сколько императив нашего регионального развития. В противном случае нас ожидает известная участь упорствующих «изобретателей велосипедов».

Например, наши зарубежные коллеги были озадачены природой озвученной на конференции «проблемы дефицита муниципальных кадров». Кстати, тут же нашлось и лежащее на поверхности решение этой «проблемы». Лишний раз мы могли убедиться и в том, что международная проблематика пока еще остается terra incognito для местного научного сообщества, и уж тем более для элитного слоя. Если мы не научимся понимать мир, мы сами станем непонятными миру.



ОБЩЕСТВО