ГРУЗИНСКИЕ ЛИБЕРАЛЫ И РУСОФОБИЯ

ГРУЗИНСКИЕ ЛИБЕРАЛЫ И РУСОФОБИЯ
12

Мой младший сын (ему всего 6 лет) рассказал мне, что Грузия была самой большой и сильной страной в мире, а сейчас стала маленькой, потому что наши враги — русские — обманули ее и «украли» территории. Учительница ему сказала, что русских просто очень много, а так, мы — намного сильнее и умнее. И они нам очень завидуют и потому так ненавидят…

На одном из последних собраний студентка поведала мне, как лектор по истории объяснял, что именно грузины научили русских мыться и вести себя в обществе. И что пока русские не познакомились с грузинами, у них не было никаких манер, они не знали ничего про семейную честь, мужество и жили, как варвары, совокупляясь, с кем попало.

«Либералы» грузинского разлива уверены, что они и есть квинтэссенция местной европейскости, и теперь любой приземленный националист, бьющий себя в грудь и выкрикивающий трусливую героику, автоматически становится частью некоего организма, призванного бороться со вселенским злом — Россией — за светлое будущее. То есть вам достаточно ненавидеть империю зла и вилять хвостом перед хихикающим мессией, и вы — либерал.

Вы можете быть смердящим попрошайкой, но если, не стесняясь, говорите на слабом английском, громко ненавидите Россию, любите НАТО и попали в струю, вы — либерал.

С одной стороны — топорное «ягрузинство», основанное на ненависти к России, с другой — молодые люди (типичные комсомольские функционеры), в нулевые годы ставшие «либералами». Они получили гранты, поддержку Запада и по идее должны были бороться с тем традиционным, консервативным грузом, который до сих пор висит над Грузией дамокловым мечом. За свободу личности, гражданское общество и т.д.

Но вместо этого они выбирают самое простое. Желание иметь хозяина, мессию, и самая легкоперерабатываемая, дешевая пища для недоразвитого мозга — русофобия!

Русофобия — самая грязная, вопиющая болезнь «ягрузинства», мешающая стране трезво взглянуть на себя и пойти уверенно вперед. И грузинский либерализм, и даже грузинское православие, и «ягрузинство», и русскоязычное грузинство — все они в той или иной степени чувствуют единение именно в объятиях русофобии. За русофобией — презрение и злословие по отношению к «мелким, некрасивым соседям» и даже по отношению к различным «грузинским этническим группам».

Нет, не думайте, что я преувеличиваю, это мягкая констатация болезни. Писал раньше, и с тех пор мало что изменилось: детям передают это с детских садов, по телевизору, а потом школа, вуз, друзья, подруги, новая работа, сотрудники, и очень сложно быть настолько независимым, чтобы не попасть под влияние.

Мне часто говорят, оставь ты эту российскую тему, ты субъективен, ты защищаешь Россию, значит, в тебе что-то не так. Но не писать об этом — значит, пропускать самое важное, не преодолев которое, наше общество никогда не станет другим.

Грузин без фобий, без комплексов — красив и свободен. Но как странно, та же Россия любит держать в друзьях лицемерных болтунов, потому что сама поражена комплексами и безвкусием.

Но если мишисты-«либералы», с одной стороны, поклоняются хихикающему мессии, заглушая любую критику грубой азиатчиной, являя собой пример низменных, на все согласных слуг, то в чем состоит борьба? Где либерализм?

Может, в том, что Михаил СААКАШВИЛИ, словно кинто, одевался вычурно и болтал без умолку? И это преподносилось как новизна.

Или в распиаренном сладострастии и чревоугодии «великого полководца»? Ведь даже сплетни про то, как Миша спал с той или иной фавориткой воспринимались почти всеми с пониманием и даже гордостью. Никто ведь прямо не выступил и не сказал, что это омерзительно! Либералы при этом хихикали: подумаешь, быдло не понимает, что такое свобода…

При Мише был возведен в культ двойной стандарт. Самодурствующий хозяин, его свита – «либералы», враги — агенты Кремля. Любой пузатый лакей мог подбежать и ударить по лицу выступающего в парламенте оппонента только за то, что он усомнился в официальной версии о том, кто начал войну в августе 2008. В регионах правили потные феодалы: как и раньше — никакой критики. Журналистов низвели до уровня дешевых клоунов — никакого протеста.

Проигрывали войны — никакой критики! Люди массово уезжали из Грузии — ну и пусть, нам то что, хи-хи! При этом возрастающая русофобия — словно угли для обогрева холодной комнаты без окон и дверей.

Может, либерализм в том, как Миша, исступленно визжа, рвал тетрадки на русском языке в школах и выкрикивал, что русский язык умер и его надо учить только в шестую или в седьмую очередь, ставя перед ним и турецкий, и иранский…

В чем, спрашиваю, либерализм? В том, что в университетах посаженные барином люди пудрят мозги студентам переделанной на мишин вкус историей? И рассказывают им о несуществующих героях, выдуманных победах и небылицах про ожесточенное сопротивление. В чем здесь свобода?

Ираклий БЕРУЛАВА, «Эхо Кавказа» (в сокращении).



АКТУАЛЬНО