Украинский АПК после «зерновой сделки»

Украинский АПК после «зерновой сделки»
147

В Киеве продолжается поиск путей выхода из тупика, в который себя же загнала украинская власть в связи с нежеланием выполнять российские требования по «зерновой сделке». Способы решения проблемы с агроэкспортом из кабинетов чиновников и менеджеров звучат разные, порой они превращаются в требования к соседним странам.

Пока идёт данная дискуссия агрохолдинги уже начали реагировать на возникший логистический кризис, корректируя свои инвестиционные планы и меняя на ходу структуру посевных площадей.

Как загнать себя в тупик

В последний предвоенный год Украина экспортировала сельскохозяйственной продукции на 12,35 млрд долларов. Больше киевская власть вывезла лишь чёрных металлов и железорудного сырья — на 13,96 млрд долларов. 80% украинского сельхоз экспорта приходилось на зерновые, зернобобовые и масличные культуры, то есть объёмные рассыпные товары, которые вывозились морем в силу гигантских объёмов производства.

Основную нагрузку по перевалке несли черноморские порты – «Большая Одесса» (Одесса, Южный, Ильичёвск), Николаев и Херсон. Всё остальное — азовские порты (Бердянск, Геническ, Мариуполь), малые черноморские (Скадовск) и дунайские (Рени, Измаил и Килия) ни украинскую власть, ни украинский бизнес в контексте экспорта зерновых не интересовали. Геническ и Скадовск как порты и вовсе прекратили работу, а их фарватеры обмелели.

На протяжении 30 лет схема по выращиванию зерновых и масличных с их последующей доставкой в черноморские порты автотранспортом, ж/д и несамоходными баржами (этим занимался агрохолдинг «Нибуллон») работала как швейцарские часы. Украина стала аграрным государством с крайне перекошенным сельским хозяйством: доля растениеводства росла, а животноводства напротив падала.

«Зерновая сделка» продлила на год привычный образ хозяйствования для украинских агрохолдингов: они потеряли часть посевных площадей («ушли» в Россию, стали линией фронта или превратились в минные поля), но ничего принципиально не меняли. Сельскохозяйственная продукция совокупным объёмом до 7-8 млн тонн в месяц вывозилась из портов «Большой Одессы», а также по Дунаю, автотранспортом и по ж/д.

Россия объём вывоза регулирована за счёт ускорения либо напротив замедления скорости досмотра сухогрузов. Всего Киеву удалось вывезти 32,8 млн тонн продукции на общую сумму порядка 16 млрд долларов.

Прекращение действия «зерновой сделки» обвалило сельскохозяйственный экспорт Украины примерно в два раза: с 7–8 до 3–4 млн тонн. Длящиеся с перерывами уже вторую неделю удары по дунайским портам могут не только парализовать судоходство в украинской части Дуная, но и физически уничтожить портовую инфраструктуру.

Если удары продолжатся, то Украина потеряет 2 млн тонн зерновых мощностей, оставшись лишь с железнодорожным и автотранспортом, чья ёмкость физически не позволит вывести весь объём урожая. На двоих наземный транспорт от силы вытянет лишь 2 млн тонн в месяц, то есть 24 млн тонн в год при прошлогодних 46 млн тонн и уже намолоченных 16 млн тонн зерна.

Ни Румыния, ни Хорватия, ни Польша с Прибалтикой украинские объёмы зерна принять не смогут.

Во-первых, их до этих портов ещё нужно довести, что вновь упирается в те же 2 млн тонн в месяц.

Во-вторых, румынская Констанца уже с августа занята перевалкой румынского зерна.

В-третьих, такая транспортировка напрочь убьёт экономику растениеводства: увеличившееся транспортное плечо «съест» 120–150 долларов с тонны зерна, а Египет недавно у России закупил 300 тысяч тонн по цене в 250 долларов за тонну, при предложенных Украиной 269 долларах за тонну.

В общем, никакой альтернативной логистики нет: силой заставить Россию отступить и разблокировать порты Киев не может, а его союзники воевать с Россией не желают. Выйти из этого тупика Украина может лишь с помощью дипломатии, то есть выполнения требований России не только со своей стороны (возобновление транзита аммиака), но и со стороны США и Евросоюза. Вашингтон существенных ограничений против России не вводил и свою часть сделки, по большей части выполнил. Другое дело Евросоюз, который ни на какие уступки идти не намерен.

Чем дольше Евросоюз тянет, тем хуже становятся положение Украины.

Минус озимые

С позиции производителя зерновых и маличных вне зависимости от размера хозяйства (мелкий фермер или агрохолдинг) выращивать что-либо имеет смысл лишь в случае, если продукцию можно продать по околорыночной цене.

Проблемы с вывозом зерна приводят к быстрому затовариванию внутреннего рынка, падению закупочных цен (зачем покупать то, что нельзя перепродать), разорению мелких и средних хозяйств (у них вечно проблема с оборотными средствами и потребность в кредитовании для проведения сезонных работ), а также перестройке агрохолдингов.

Безусловно, текущий урожай с полей уберут — пока есть надежда (пусть и иллюзорная в виде новых систем ПВО для прикрытия дунайских портов или прорыве блокады/перестраховке судов Украиной) продать зерно, его будут убирать, но ровно до тех пор, пока не буду исчерпаны мощности по его хранению. А они не резиновые и во многом опирались на порты, из которых зерно оперативно вывозилось.

Поэтому сохранить несколько десятков миллионов тонн зерновых невозможно — в определённый момент их просто перестанут убирать, и это будет дешевле, чем жечь топливо, гонять комбайны, платить зарплаты, а потом выбрасывать заплесневевшее зерно.

Агрохолдинги уже корректируют структуру посевных площадей. Многие этим занялись ещё в прошлом году (Kernel ведёт работы по строительству маслопровода в Польшу), в этом же году сокращение площадей под зерновыми может стать массовым (естественно, если сделку не продлят).

  • HarvEast (принадлежит Ринату АХМЕТОВУ) объявил выведении из оборота от 10% до 15% наименее продуктивных сельскохозяйственных площадей по причине ограниченности мощностей по хранению и вывозу зерновых.
  • IMК планирует сократить производство пшеницы на треть и не сеять озимый рапс.
  • «Астарта» сокращает посевы озимого рапса.

Проблема в том, что не совсем понятно, что можно ещё выращивать помимо зерновых и масличных.

Далеко бегать за фактами не нужно, достаточно просто посмотреть на уровень рентабельности производства сельскохозяйственной продукции на Украине в годы до начала СВО.

Зерновые и зернобобовые в 2020 году дали 20% прибыли, подсолнечник — 39,4% прибыли. Всё остальное крайне далеко от такой нормы прибыли. К тому же выращивание остальных культур требует другой техники (например, картофелеуборочных комбайнов), большего количества работников (их нужно нанять, обучить и оплатить), субсидирования и кредитования (без дешёвых денег невозможно выращивать что-либо сложное), а также масштабных инвестиций со стороны агрохолдингов.

Последние и в мирные годы не проявляли никакого интереса к овощам и фруктам, а теперь так точно предпочтут ничего не делать, чем тратить деньги и рисковать. Плюс для всего этого нужны деньги, а их нет.

Как вернуть украинское зерно на мировой рынок

Выходов из этого тупика несколько.

Первый и наиболее очевидный, но политически для Украины, видимо, неприемлемый способ, — выполнить требования России по «зерновой сделке», а заодно — это непременно станет требованием — прекратить использование морских беспилотников.

Киев на такой шаг пока не готов пойти, да и Евросоюз не слишком рвётся: странам Восточной Европы украинское зерно ещё с весны поперёк горла. Наиболее непримиримыми противниками России выполнение её требований по «зерновой сделке» будет расценено как капитуляция, что немыслимо и недопустимо.

Россия в свою очередь может воспользоваться ситуацией и выторговать ещё что-то помимо своих первоначальных требований. Предмет торга в таком случае ограничивается лишь фантазией и нуждой Киева. Например, можно принудить Киев организовать перевалку зерна через Бердянск и Мариуполь.

Второй способ — решить проблему силой, поставив системы ПВО в порты Дуная. Есть ли эти системы и надолго ли их хватит — вопрос риторический. Силовой прорыв морской блокады сопряжён с издержками, которые превышают выгоду от возвращения украинского зерна на мировой рынок.

Третий способ — субсидировать расходы на логистику, организовав перевалку сельскохозяйственной продукции через порты Польши п Прибалтики. Скидки на перевалку/перевозку являются нормальной практикой, РЖД такую скидку предоставила Белоруссии, когда последняя столкнулась с проблемами при перевалке грузов через порты прибалтийских республик.

Теперь Литва стала активным лоббистом предоставления субсидий Украине, желая за счёт Евросоюза вернуть в свои порты до 10 млн тонн грузов, от которых сама же отказалась несколько лет назад.

Впрочем, есть ещё опция под названием «ничего не делать, ничего не решать». К такому варианту можно прибегнуть как осмысленно, так и в силу медлительности. Особое мастерство в нерасторопности проявляет европейская бюрократия. Однако за промедление придётся платить, повышая объём финансовой поддержки киевской власти, но выделение дополнительного финансирования зависит от успехов на поле боя (а их Украина за два месяца контрнаступления так и не продемонстрировала).

В общем, если ситуация не разрешится в ближайшие недели, то в следующем году производство зерновых на Украине просядет куда сильнее, чем на текущие 37% (по сравнению с 2022 годом). А пока же цены на украинское зерно уже упали ниже себестоимости.

Иван ЛИЗАН, политэкономист, руководитель аналитического бюро проекта «Сонар-2050».

АКТУАЛЬНО