ДРАГАНА ТРИФКОВИЧ: «Я ЗАМЕТИЛА ОСОБУЮ СВЯЗЬ МЕЖДУ ЮЖНОЙ ОСЕТИЕЙ И СЕРБИЕЙ»

ТРИФКОВИЧ_БИБИЛОВ

Известный сербский политик и общественный деятель, большой друг России — глава Центра геостратегических исследований Драгана ТРИФКОВИЧ убеждена, что Северная и Южные Осетии должны воссоединиться, а Белград, Москва и Цхинвал — развивать широкое сотрудничество в самых различных сферах.

Министры обороны России и Сербии обсудили соглашение об обучении сербских офицеров в российских военно-учебных заведениях. Как Вы считаете, может ли этот шаг стать частью курса на расширение военного и военно-технического сотрудничества?

Сербия в последние годы имеет стратегическое сотрудничество с США и НАТО в военной сфере, хотя во всех опросах более 80% нашего населения против такого сотрудничества (в первую очередь это связано с воспоминаниями о бомбардировках в 1999 году).

Развитие военно-технического сотрудничества с Россией имеет решающее значение для выживания нашей страны. Однако руководство нашей страны с большой осторожностью подходит к этому вопросу. Нынешний уровень сотрудничества очень низкий и неудовлетворительный. Например, Сербия ежегодно участвует в порядка 120 военных учений с НАТО и США и только два учения проводятся с Россией.

Что касается образования сербских офицеров, на данный момент ситуация не сильно отличается. С целью соблюсти баланс Сербия должна иметь такую же интенсивность сотрудничества с Россией, а также с западными странами. Последнее соглашение с Россией может стать основой для дальнейшего сотрудничества, но сербской стороне нужно будет показать свою заинтересованность.

В последнее время руководство страны подписало ряд соглашений с НАТО, благодаря которым позволило свободное передвижение, использование инфраструктуры, дипломатического иммунитета для войск НАТО и т.д.

С другой стороны, руководство государства до сих пор не предоставило дипломатический иммунитет сотрудникам Российско-Сербского гуманитарного центра, хотя это нельзя сравнивать с иммунитетом, которым наделена военная организация НАТО (в Российско-Сербском гуманитарном центре работают гражданские структуры).

На каком уровне сейчас находятся разговоры в сербском обществе о плюсах и минусах европейского пути?

Диалога общества об европейской интеграции в Сербии не существует. Время от времени появляются результаты исследований, которые показывают, что менее 50% граждан Сербии поддерживают интеграцию Сербии в Евросоюз, но следует иметь в виду, что эта идея продвигается уже в течение 16 лет в качестве единственного лучшего решения для нас.

Столько же продолжается процесс приближения Сербии к Евросоюзу, который не привнес ни экономического ни социального благосостояния стране, несмотря на то, что это идеи руководства.

Напротив, Сербия терпит большие потери в результате открытия своего рынка, а также неспособности отечественной экономики быть конкурентоспособной по отношению к товарам из Евросоюза.

С другой стороны, еще одним отягчающим фактором является то, что государство не имеет стратегии развития отечественной экономики, при этом она поощряет иностранных инвесторов в Сербии, которые ищут дешевую рабочую силу и рынки, а прибыль вывозят из страны.

В связи с требованиями Евросоюза мы вынуждены принять многие недопустимые компромиссы, особенно в отношении южной сербской провинции Косово и Метохии.

Или другой пример: по требованию Брюсселя и Вашингтона был организован так называемый «парад гордости», что неприемлемо в нашем обществе. Власти вывели боевые машины на улицы Белграда для обеспечения проведения данного мероприятия, чтобы соответствовать этим требованиям.

Думаю, что Сербия не приветствуется в Евросоюзе и что большинство сербского народа не хочет присоединяться к этому наднациональному образованию. Нас, сербов, видят как малых русских на Балканах, и мы для них как таковые являемся неприемлемыми, если только мы не изменим ДНК.

Каков уровень сопротивления, который приходится преодолевать патриотическому лагерю Сербии?

Патриотические структуры в Сербии были маргинализированы и междоусобно разделены. Над этим систематически работали под влиянием западных держав. Что является специфическим для сербского общества — это память о бомбардировках со стороны НАТО и США, в качестве ведущей силы в этом блоке. Таким образом, сопротивление против США и Евросоюза огромное.

При этом США и Евросоюз пытаются релятивизировать тот факт, что Сербию бомбили без решения Совета Безопасности ООН, а также вопреки нормам международного права. В качестве компенсации нам предлагается несуществующее экономическое и социальное благосостояние, которое на Западе уже давно не существует.

Самая большая проблема заключается в том, что патриотические структуры в Сербии не могут гомогенизировать и серьезно функционировать в нынешних условиях. На практике, с одной стороны, у нас есть политические партии, НПО и СМИ, которые контролирует и финансирует Запад (а через них контролируются и государственные учреждения), а с другой —  мы имеем разрозненные патриотические структуры, которые ничего не имеют или владеют очень маленькими ресурсами и не в состоянии работать.

Таким образом, в парламенте Сербии 80% граждан, которые выступают за стратегическое сотрудничество с Россией — представляют лишь несколько человек.

В феврале 2016 года Еврокомиссия приняла решение предоставить Сербии статус кандидата в члены Евросоюза. Как это повлияет на развитие страны? Следует ли ожидать перемен в российско-сербских отношениях? Что пообещали сербские власти в обмен на получение заветного статуса?

Сербия не имеет никакой пользы от статуса кандидата в Евросоюз и он служит в качестве инструмента для дальнейшего шантажа. Я уже говорила, что мы терпим большие экономические потери из-за беспошлинного режима с Евросоюзом. Сербские промышленные объекты были разрушены в результате бомбардировок в 1999 году, а мелкие производители и фермы остаются на грани выживания.

Например, Евросоюз выделяет около 40% от общего бюджета на развитие сельскохозяйственного производства и европейские фермеры получают большую помощь и поддержку. В Сербии, в сельском хозяйстве менее 2% бюджета, и поэтому продукты из Евросоюза имеют лучшую позицию на нашем рынке, а отечественные производители не могут быть конкурентоспособными. Таким образом, нет никакого вопроса развития.

Что касается отношений с Россией, более 80% людей выступают за стратегическое сотрудничество с Россией, но европейская интеграция и стратегическое сотрудничество с Россией отделенные друг от друга процессы, которые не имеют много общего.

В дальнейших переговорах с Евросоюзом и открытием новых глав, следует запрос о согласовании внешней политики и политики безопасности, которая включает в себя введение санкций против России. Для Сербии, это было бы равносильно самоубийству. Кроме того, Евросоюз запросил от Сербии не увеличивать экспорт в Россию и не занимать место на российском рынке, которое использовалось Евросоюзом до введения ответных санкций со стороны Москвы. Сербские власти молчаливо исполнили эти требования, хотя и не в соответствии с интересами государства.

Сербское правительство ради статуса кандидата предприняло ряд шагов, которыми де-факто признали южный сербский край как «независимое» государство — установили границу между Сербией и южной сербской провинцией, приостановили деятельность сербских институций в провинции, и т.д.. Практически отказались от части территории страны, которую я считаю беспрецедентно нашей.

Что касается дальнейших обещаний, то возможно это связано с формальным признанием Косово в качестве независимого государства, введением санкций против России, отказ от поддержки Республики Сербской и вступление Сербии в НАТО, но мы сможем оценить это по будущим шагам сербского правительства.

Этим летом на съезде «Единой России» Вы познакомились с политиками из Южной Осетии. Как известно, Республика провозгласила курс на воссоединение с Россией. Эксперты говорят о невозможности этого сценария в виду негативных тенденций вокруг России. Что Вы думаете об этом?

ДРАГАНА ТРИФКОВИЧ: «Я ЗАМЕТИЛА ОСОБУЮ СВЯЗЬ МЕЖДУ ЮЖНОЙ ОСЕТИЕЙ И СЕРБИЕЙ»

АНАТОЛИЙ БИБИЛОВ ВЕДЕТ ЮЖНУЮ ОСЕТИЮ В СОСТАВ РОССИИ
Самый главный вопрос на повестке дня в Цхинвале заключается в максимальной интеграции, с последующим возвращением в состав России

Впервые у меня была возможность встретиться с вашими политиками в 2014 году, во время визита в Южную Осетию. Прежде всего, я хочу сказать, что я имела огромную честь увидеть вашу прекрасную страну, которая богата традициями. Я заметила особую связь между Южной Осетией и Сербией, особенно в народных традициях. Кавказ произвел на меня сильное впечатление, особенно ландшафты неописуемой красоты.

На съезде партии «Единая Россия» я говорила с вашими политиками и мне было интересно, когда будет проведен референдум, о котором в течение длительного времени ведутся разговоры.

В российских СМИ я по-прежнему слежу за новостями из Южной Осетии. Думаю, что интеграционные процессы на территории бывшего СССР вполне естественны, и наоборот не вижу никаких проблем в связи с этим.

По моему мнению, с ослаблением американского влияния, многие другие республики, такие как Грузия, Азербайджан, страны Балтии изменят свое отношение к России. На самом деле, недоразумения и конфликты на территории бывшего СССР в значительной степени созданы искусственно под влиянием США.

Что касается Южной Осетии, то ситуация здесь очень специфична. Ваш народ после распада Советского Союза остался разделенным в двух государствах. Во время моего визита в Цхинвал я хотела узнать о вашей истории, культуре и политической ситуации. В разговоре с людьми из Южной Осетии, у меня сложилось впечатление, что существует большое желание, чтобы между Северной и Южной Осетией не было границ.

В любом случае, я поддерживаю возможность проведения вашими республиками референдума для определения своего будущего, и не вижу в этом ничего плохого.

Многочисленные эксперты всегда имеют двойные стандарты, в зависимости от того, кто должен определиться и будут ли эти вопросы отвечать интересам Запада.

Например, когда в 90-х годах прошлого века распадалась Югославия, Запад поддержал право республик выбирать свое будущее, но сегодня, когда Республика Сербская, которая является дисфункциональным государством в конфедерации Боснии и Герцеговины хочет провести референдум, Запад считает это недопустимым. Это не демократия, это называется лицемерием.

По материалам AlonInfo.

Поделиться в соц. сетях

ДРАГАНА ТРИФКОВИЧ: «Я ЗАМЕТИЛА ОСОБУЮ СВЯЗЬ МЕЖДУ ЮЖНОЙ ОСЕТИЕЙ И СЕРБИЕЙ»
0
ДРАГАНА ТРИФКОВИЧ: «Я ЗАМЕТИЛА ОСОБУЮ СВЯЗЬ МЕЖДУ ЮЖНОЙ ОСЕТИЕЙ И СЕРБИЕЙ»

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий