Последнее слово за Москвой

Последнее слово за Москвой
135

Госминистр непризнанной Нагорно-Карабахской Республики (НКР) Рубен ВАРДАНЯН вправе делать заявления, направленные на рост его популярности как потенциального соперника Никола ПАШИНЯНА. Однако ориентироваться следует на позицию Москвы как главного посредника в урегулировании армяно-азербайджанского конфликта и главного медиатора переговоров между Баку и Ереваном, столь бы сложным и непоследовательным не был последний. Последнее слово было, есть и останется за Москвой.

А Москва в данном случае устами главы МИД России Сергея ЛАВРОВА говорит о том, что поддерживает решение Баку и Еревана следовать Алма-Атинской декларации о нерушимости границ внутри СНГ, членами которого по-прежнему являются и Азербайджан, и Армения.

Собственно, о том, что Карабах де-юре является частью Азербайджана говорится в подписанных в т.ч. Арменией трехсторонних документах, остановивших Вторую Карабахскую войну и определивших вектор дальнейшего развития мирного процесса в регионе. Да, там проживают преимущественно представители армянского народа и потому де-факто он остается под ограниченным (обращаю на это особое внимание) протекторатом Еревана. И это было одним из условий не только окончания военных действий, но и негласного согласия Москвы на решение Карабахского конфликта со стороны Баку военным путем — когда стало понятно, что армянская сторона не намерена исполнять взятые на себя международные обязательства и возвращать оккупированные азербайджанские земли.

Во многом именно последним было обусловлено появление Никола ПАШИНЯНА в кресле премьер-министра Армении — никто из серьезных армянских политиков не был согласен на роль пораженца, сдавшего Арцах (Карабах), что было равносильно политическому самоубийству в реалиях современной Армении, население которой накачано многолетней националистической пропагандой.

Статус Карабаха был главным камнем преткновения в процессе разработки и подписания мирного договора. Армения настаивала на экстерриториальности региона и даже признании суверенитета Нагорно-Карабахской Республики. Азербайджан же готов был рассматривать вопрос особых условий для проживающих там — например, обучение в школе в т.ч. на родном (армянском) языке, национальные СМИ и культурные центры, дублирование документов на армянский язык и т.д.

В настоящий момент, как известно, прислушавшись к убедительным доводам Москвы официальный Ереван дал согласие отложить обсуждение вопроса статуса Карабаха «на потом» (по крайней мере, исключить его из перечня условий), Баку же по-прежнему открыт к диалогу о сохранении национальной идентичности проживающих в регионе армян. Что открывает путь к подписанию мирного договора между государствами и выстраиванию добрососедства между народами.

Однако остаются и отдельные публичные персоны, и общественные силы, которые продолжат разыгрывать карту статуса Карабаха, а то о вовсе реванша в политических целях. К этому стоит относится как неизбежному, не заострять на них внимание (лишая их тем самым так нужного им международного PR), а подобно каравану из известной пословицы уверенно идти к намеченной цели.



АЗЕРБАЙДЖАН