ОЛЕГ КУЗНЕЦОВ: «ПАНАРМЯНИЗМ ИСТОРИЧЕСКИ БЫЛ ПРОТИВОПОСТАВЛЕН ПАНТЮРКИЗМУ»

ОЛЕГ КУЗНЕЦОВ

Баку намерен приобрести у Анкары танк Altay, ударные вертолеты и беспилотные аппараты. Об этом заявил Министр обороны Азербайджана Закир ГАСАНОВ.

Как это скажется на боевой мощи азербайджанской армии? И что Баку может купить для пополнения арсенала у Москвы? — Об этом информационный портал Axar.az поинтересовался у российского историка и политолога Олега КУЗНЕЦОВА.

Военно-политическое и военно-техническое сотрудничество Турции и Азербайджана традиционно находится на самом высоком уровне, поэтому для меня нет ничего удивительного в том, что военное ведомство Азербайджана закупает у своего стратегического союзника новейшие образцы тяжелого наступательного оружия.

Насколько мне известно из различных изданий военно-технического содержания, турецкий танк Altay весьма неплохо зарекомендовал себя в боевом применении в горно-пустынной местности севера Сирии и Ирака против курдских военных формирований.

Турецкие ударные БПЛА показали свою эффективность в Сирии и Ливии. Про эффективность новых турецких ударных вертолетов я ничего сказать не могу, так как не встречал какого-либо серьезного экспертного анализа по этому вопросу, но, думаю, что азербайджанские военные в этом вопросе хорошо компетентны, чтобы сделать правильный выбор.

На прошлой неделе я дважды внимательно пересмотрел интервью Министра обороны Азербайджана генерал-полковника Закира ГАСАНОВА. Из его слов я понял, что военное ведомство Азербайджана стремится закупать вооружение не абы как, а с учетом специфики театра военных действий в Карабахе и Армении. Поэтому приоритет в приобретении отдается тем образцам военной техники, которые зарекомендовали себя при боевом применении в сходных ландшафтных и природно-климатических условиях — в Афганистане, на Северном Кавказе, в Сирии и Ираке.

Азербайджану явно не нужен российский танк Т-14 «Армата», так как он предназначен для танковых сражений на равнинной местности, а не для действий в горах. Турецкий Altay для этой цели подходит гораздо лучше. По той же причине Азербайджан не закупает стратегические бомбардировщики, а отдает приоритет фронтовым штурмовикам и ударным вертолетам и БПЛА.

Здесь важно подчеркнуть и тот момент, что армия Азербайджана вооружается от разных стран-производителей, которые с Арменией в военно-технической сфере не сотрудничают, а поэтому вооруженные силы противника не имеют возможности изучить заранее тактико-технические характеристики этого оружия и особенности его применения на театре военных действий, что не дает возможности армянской стороне заранее спрогнозировать ответные меры для более эффективного отражения удара с применением этих средств.

Очевидно, что возможности турецкой техники на поле боя сегодня для армянской стороны нагорно-карабахского конфликта остаются тайной за семью печатями, которую они для себя откроют только во время боевых действий и не ранее. Так что азербайджанские военные готовят своим врагам очень много сюрпризов, к которым армянская сторона объективно не сможет подготовиться.

Об оружейном экспорте Азербайджана из России я особо распространяться не буду, так как этот вопрос достаточно хорошо известен.

Напомню, что в рамках последнего оружейного контракта Россия поставила на вооружение азербайджанской армии тяжелые огнеметные системы, хорошо зарекомендовавшие себя в горной и горно-лесистой местности, провела модернизацию авионики ударных вертолетов собственного производства, увеличила поставки боеприпасов.

То же самое можно сказать и о ближайшем партнере России — Беларуси, у которой Азербайджан закупил РЗСО «Полонез», по сути, экспортный вариант российской РСЗО «Ураган».

Как заявил в упомянутом ранее мной телеинтервью Министр обороны Азербаджана, с 2013 года Баку реализует 10-летнюю программу кардинальной модернизации армии и перевода ее на контрактную основу комплектования, в рамках ее реализации производится целенаправленная закупка вооружения, то есть заранее было определено, что и у кого покупать и в каких объемах.

Думаю, что программа оснащения войск вооружением подходит к концу, и эта закупка оружия у Турции является ее финальным аккордом.

Азербайджанская армия на постсоветском пространстве является второй по боеспособности после российской, превосходя по своей мощи вооруженные силы 30-миллионного Узбекистана и 20-миллионного Казахстана, про армию полуторамиллионной Армении говорить даже не приходится.

Как Вы видите судьбу Армении в свете наблюдающегося сближения России и Турции?

Давайте для начала посмотрим правде в глаза и скажем, что мощного союза между Турцией и Россией на сегодняшний день нет. Безусловно, нет и той конфронтации, которая была между странами во времена существования СССР, имевшего к Турции после Второй мировой войны территориальные претензии в интересах Армении, что подтолкнуло эту страну к вступлению в НАТО.

Я не стал бы даже говорить о том, что сегодня между Россией и Турцией установились дружественные отношения. У двух стран имеются серьезные и даже глобальные геополитические разногласия в Сирии и Ливии, поэтому о союзе речи пока идти не может.

Россию и Турцию сегодня связывают скорее деловые отношения по типу «ничего личного — только бизнес», хотя и они на фоне многовекового геополитического противостояния за господство в Черноморско-Кавказском регионе уже являются стратегическим прогрессом. Русские и турки больше не смотрят друг на друга сквозь прицел автомата или орудия, а зарабатывают друг на друге деньги, но данный факт не означает того, что деловое партнерство уже переросло в дружбу. Этого, на мой взгляд, пока еще нет.

Всплеск активности в российско-турецких контактах приходится на 2012 год, когда Президент России Владимир ПУТИН потребовал увеличить товарооборот между странами до 100 млн долларов в год — почти в четыре раза.

Этот рубеж был преодолен на полтора года, несмотря на финансовый кризис 2014-го. Именно тогда политики двух стран поняли, что гораздо выгоднее торговать, чем конфликтовать, после чего началось геополитическое и маркоэкономическое сближение двух стран и преодоление многовековых антагонизмов и стереотипов.

Но этот процесс еще очень далек от завершения, и одним из камней преткновения на пути сближения двух стран и народов является Армения и пресловутый «армянский вопрос», ответственность за возрождение и поддержание которого в ХХ столетии всецело лежит на СССР и современной России как его фактической преемнице, хотя в Москве это до сих пор пытаются отрицать.

Есть два давнейших геополитических фактора, которые пока не позволяют оформиться российско-турецкому союзу — «армянский вопрос» и оккупация Нагорного Карабаха. Как только власти России признают ошибки своих предшественников по этим двум пунктам и тем самым закроют их по совести и справедливости, политических противоречий между Россией и Турцией не останется, и тогда отношения между двумя странами из партнерских перерастут в дружественные.

Но даже отказ от конфронтации между Россией и Турцией пугает Армению угрозой ее физическому существованию. Ни для кого не секрет, что на протяжении минимум трех веков армяне традиционно использовались царской Россией и Советским Союзом в борьбе за господство в Черноморско-Кавказском регионе как антитурецкая сила, что и предопределило ментальность этого народа.

Панармянизм исторически был противопоставлен пантюркизму, и этот факт надо воспринимать как объективную реальность.

Как показывает опыт моего личного общения с турецкими коллегами из академической среды, они воспринимают его именно так. Причем они к этому вопросу относятся совершенно безэмоционально, типа «ничего личного, откажитесь от поддержки армянства — и будем друзьями».

Говоря языком юридической науки, турецкие власти уже давно сделали такую публичную оферту или публичное предложение российским, но они пока всячески уклоняются от ее акцептования, то есть принятия, но месяц от месяца им все сложнее сделать это.

Что касается судьбы Армении в этом случае, то я с 2013 году постоянно говорю о том, что Россия обязана предоставить ее своей судьбе.

Мне очень неприятно видеть, что страна воинствующего национализма, в которой государственной идеологией является откровенно нацистская теория цехакрона Гарегина НЖДЕ, является стратегическим союзником России. Такое союзничество бросает черную тень на мою страну, что крайне неприятно видеть и осознавать.

Армения сегодня, вне всякого сомнения, нуждается в денацификации и демократизации, как это случилось с послевоенной Германией после серии Нюрнбергских трибуналов 1945-1949 гг. Ключевую роль в этом деле предстоит сыграть России и Турции.

Беседовал Али МАМЕДОВ, Axar.az.

Фото: Sputnik.

Поделиться в соц. сетях

ОЛЕГ КУЗНЕЦОВ: «ПАНАРМЯНИЗМ ИСТОРИЧЕСКИ БЫЛ ПРОТИВОПОСТАВЛЕН ПАНТЮРКИЗМУ»
0
ОЛЕГ КУЗНЕЦОВ: «ПАНАРМЯНИЗМ ИСТОРИЧЕСКИ БЫЛ ПРОТИВОПОСТАВЛЕН ПАНТЮРКИЗМУ»

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий