ЭМБАРГО В ОТВЕТ НА ЭМБАРГО: КАК РОССИЯ ПРИНУЖДАЕТ ТАЙВАНЬ К ПОСТАВКАМ ЧИПОВ

ЭМБАРГО В ОТВЕТ НА ЭМБАРГО: КАК РОССИЯ ПРИНУЖДАЕТ ТАЙВАНЬ К ПОСТАВКАМ ЧИПОВ
27

Любой капитал стремится к созданию монополии — нет ничего лучше возможности замкнуть на себя все финансовые потоки в отрасли и заполучить абсолютную власть над процессом ценообразования.

Порой случается так, что монополии возникают в масштабах мирового рынка. Яркие примеры — финансово-промышленная группа «Приват», принадлежащая военному преступнику Игорю КОЛОМОЙСКОМУ, контролирующему 20% мирового рынка ферросплавов. Или Южная Корея, чьи судостроители не оставляют шансов своим конкурентам по соотношению цены к качеству.

Но есть отрасль, где сложившаяся вполне естественным образом монополия, раздражает всех без исключения. Речь идет о контрактном производстве полупроводников, где тайваньская Taiwan Semiconductor Manufacturing Company (TSMC) контролирует 54% мирового производства чипов.

Такие монополии могут существовать долгие десятилетия за счет колоссальных расходов, которые потребуются для освоения каждого нового техпроцесса, а догнать TSMC, не пройдя все те этапы, которая уже освоила она, невозможно.

Проблема в том, что такие расходы не под силу даже Китаю, где, казалось бы, нет проблем ни с деньгами, ни с политической волей. За десять лет инвестиций Китай нарастил производство чипов с 12,7% до 16,7%, а в чипы КНР с 2020 по 2025 гг. планирует вложить 1,4 трлн долларов. Куда уж России с ее 3,19 трлн рублей и отставанием в 15 лет.

Пару лет назад TSMC начала напрягать не только Китай, но и США — обе сверхдержавы добились от корпорации начала строительства заводов на своих территориях. Впрочем, это никак не угрожало самой корпорации: к тому моменту, когда заводы начнут работать, на Тайване сделают еще один шаг вперед, освоив выпуск чипов по новому, более тонкому, техпроцессу.

Но после февраля текущего года мы живем в новых условиях, когда нет никаких правил. Поэтому TSMC, прекратившая отгрузки чипов России сразу после начала военной операции, накануне решила формализовать запрет на поставку электроники. Теперь Тайвань не продаст России ни одного чипа, моложе начала 1990-х. Проще говоря, Тайвань ввел против России эмбарго.

Россия решила ввести в ответ свое эмбарго и до конца года ограничила экспорт инертных газов, без которых невозможно производить полупроводники. А Россия контролирует 30% мирового рынка неона. И это в условиях, когда Украина не может отгружать свой неон — она контролирует 50% мирового рынка.

Так, мариупольский «Ингаз» уже ничего не отгружает, а порт Одессы, где находится «Крион», заблокирован. Итог — минус 80% поставок неона на мировой рынок.

Пострадает от этого эмбарго Тайвань: в Китае есть свое производство неона, ему должно хватить. Возможно, хватит и Южной Корее — она в части санкций ведет себя умеренно.

Что нужно России? — Ответ очевиден: чипы. Что нужно Тайваню? – Очевидно: газ. Но инициатор запрета не Тайбэй, а Вашингтон.

Поэтому будет интересно наблюдать за тем, как решится эта проблема: если тайваньские элиты и дальше продолжат демонстрировать чудеса неадекватности, то есть риск того, что TSMC в итоге станет ведущей полупроводниковой компанией материкового Китай. Пекин уже очень внимательно изучает опыт России и, например, считает, что спутники Starlink необходимо уничтожать в первую очередь.

Иван ЛИЗАН, редактор портала «Сонар-2050».



АКТУАЛЬНО