Почему идея о «тандеме» вредна для Центральной Азии

Почему идея о «тандеме» вредна для Центральной Азии
115

Недавно в Центральной Азии произошли интересные события, на которые не могли не обратить внимания наблюдатели, в том числе внешние. Речь идёт о ряде встреч на высшем уровне, в ходе которых между Узбекистаном и Таджикистаном, к примеру, был подписан договор о союзнических отношениях. A Казахстан и Кыргызстан договорились об углублении и расширении союзнических отношений.

Чуть ранее состоялся визит президента Казахстана Касым-Жомарта ТОКАЕВА в Узбекистан, где стороны обсудили вопросы дальнейшего укрепления узбекско-казахстанских отношений стратегического партнёрства и союзничества, а также расширения всестороннего практического сотрудничества. Эти встречи безусловно придали дополнительный импульс позитивной динамике отношений между странами региона.

В то же время, если абстрагироваться от формальных мероприятий, организованных в рамках этих событий, обращает на себя особое внимание встреча между лидерами Узбекистана и Казахстана в Хиве. На этой встрече глава Казахстана Касым-Жомарт ТОКАЕВ при общении с Президентом Узбекистана Шавкатом МИРЗИЁЕВЫМ использовал слово «тандем»:

«Казахско-узбекский тандем — это жизненная необходимость, и только вместе и сообща можно обеспечить устойчивое развитие наших стран».

Идея о «тандеме», думается, высказана не случайна, поэтому и заслуживает отдельного обсуждения. Ведь её можно воспринимать по-разному. И как констатацию факта и как предложение к контрагенту, где заодно прощупывается его реакция.

Сама идея о «тандеме», высказанная на встрече в Хиве, напоминает тезис об «оси» Ташкент — Астана (или Астана — Ташкент), который время от времени звучит в экспертной среде. В недавнем прошлом особой популярностью этот тезис пользовался в разных политических и экспертно-аналитических кругах, когда в Центральной Азии наблюдалась сверхсекьюритизация водно-энергетических проблем.

Однако сегодня атмосфера в регионе совершенна иная. Былая враждебность между отдельными странами Центральной Азии существенно снизилась либо канула в лету. Наметился тренд, пусть пока ещё несистемный, на совместное обсуждение и поиск совместных решений региональных проблем.

К примеру, есть серьезные сдвиги по пограничным вопросам. Усилиями Узбекистана и других стран региона возобновлен формат Консультативных встреч глав государств Центральной Азии; очередную — шестую по счёту — встречу в таком формате планируется провести в текущем году в Казахстане.

Активизировалось сотрудничество стран региона с внешним миром (как с ключевыми игроками, так и с отдельными регионами) в формате «С5+1». Дальнейшая институционализация форматов «С5+1», при создании их секретариатов исключительно на территории стран Центральной Азии, позволит укрепить как субъектность региона, так и «центральноазиатскую идентичность».

Конечно, все эти процессы идут не так гладко, как хотелось бы самим государствам региона, но, главное, что эти процессы приняли последовательный характер. Несмотря на сохранение определённой доли внутренней хрупкости стран региона, о чём могут свидетельствовать, к примеру, события в Казахстане (январь 2022г.), Таджикистане (май 2022г.), и Узбекистане (июль 2022г.), в целом Центральная Азия остаётся сравнительно стабильным регионом. И государства региона можно считать состоявшимися, с серьёзным потенциалом для расширения и укрепления сотрудничества как внутри Центральной Азии, так и с внешним миром.

На этом фоне, как представляется, для политических элит стран региона «тандемное» и «осевое» мышление выглядит вредным и бесперспективным занятием.

В контексте высказанной выше идеи о «казахско-узбекском тандеме», объясню почему:

Во-первых, ни Душанбе, ни Бишкек, ни Ашхабад никогда не признают этот «тандем». В этом плане «тандем» как самоцель для участников «тандема» не будет иметь практического смыла. Он попросту не будет работать.

Во-вторых, это создает дополнительные разграничительные линии в регионе в виде тандема/не-тандема. Такие искусственные линии будут только усиливать напряжённую обстановку в регионе.

И как следствие, в-третьих, это будет не только вызывать раздражение в Таджикистане, Кыргызстане и Туркменистане, но и подогревать разного рода комплексы как у «очень важных», так и «не очень важных» государств региона.

В-четвертых, «тандемизация» отношений Казахстана и Узбекистана приведёт к тому, что Душанбе, Бишкек, Ашхабад начнут искать большего сближения с внешними игроками. С учётом давления, оказываемого в настоящее время внешними силами на страны региона, это не сулит ничего хорошего. В итоге, от этого не выиграют ни отдельные страны региона, ни Центральная Азия в целом.

К тому же идея о «тандеме» больше говорит о выпячивании амбиций, чем о позитивном настрое к решению общерегиональных задач в Центральной Азии.

По сути, дискурс о «тандеме» имеет мало общего с реальным положением дел в регионе. А продолжающийся с 2016 года позитивный тренд во внутрирегиональном взаимодействии рискует быть свернутым если его втиснуть в искусственные рамки «тандема» или «оси».

Отсюда вытекает не менее важная концептуальная составляющая для внешнеполитического планирования и поведения Ташкента — Узбекистану нет необходимости пристёгивать себя к амбициям других государств, даже союзных. Есть своя повестка, и есть повестка региональная. Они тесно взаимосвязаны.

Становиться участником разного рода «тандемов» и «осей» либо присоединяться к таковым не является частью формирующейся внешнеполитической культуры Узбекистана, фундамент которой был заложен при первом Президенте Узбекистана и которая продолжает корректироваться, совершенствоваться и укрепляться при действующем руководстве республики. В рамках этой культуры Ташкент не инициирует и не поощряет создание искусственных разграничительных линий в регионе. Скорее наоборот, Ташкент прилагает максимум усилий чтобы их не было.

Вместо того, чтобы придумывать разные «тандемы» или «оси», странам региона важно сфокусироваться на региональной повестке, реализации региональных проектов, и на том, как отдельные страны Центральной Азии могли бы не злоупотреблять своим транзитным потенциалом. Нужно больше сосредоточиться на абсолютных выгодах, чем на относительных.

Отдельного внимания требует водная проблематика, которая в свете растущих потребностей региона и климатических изменений будет только нарастать. Её точно не решить «тандемом». Даже усилий всех стран Центральной Азии здесь не хватит. Нужна активная работа с внешними игроками в сфере внедрения передовых энерго- и водо-сберегающих технологий.

Необходимо также смелее и активнее подключать Афганистан к этому вопросу. Проблема легитимности «Талибана»* должна волновать страны региона в самую последнюю очередь, если заключение соглашения с талибами позволит минимизировать водную проблематику в Центральной Азии. Вопрос их признания всё равно померкнет, когда водная проблематика достигнет своей критической массы в регионе.

Вместо заключения скажу, что страны Центральной Азии сталкиваются с различными угрозами и вызовами, как внутреннего, так и внешнего характера. Кроме того, перед странами региона стоят масштабные задачи общественно-политического и социально-экономического развития.

На этом фоне для Ташкента и других столиц стран Центральной Азии самое главное — не поддаваться соблазну «тандемов» и «осей» и продолжать курс на укрепление внутрирегионального сотрудничества, без использования вредного для региона дискурса.

Олег ГОЛИШНИКОВ, независимый эксперт (Узбекистан).

Специально для PolitRUS.com.

* — находится под санкциями ООН.

АКТУАЛЬНО