Михаил НЕЙЖМАКОВ: «Страх перед «арабской улицей» сближает позиции государств региона»

Михаил НЕЙЖМАКОВ: «Страх перед «арабской улицей» сближает позиции государств региона»
161

Трудно согласиться, что арабский мир сейчас столкнулся с кризисом, «не виданном со времен 1948 года, власти не в состоянии сформулировать единую позицию и эта война может привести нас в глубокую черную дыру», как считает экс-советница палестинской переговорной группы по вопросам мира Хиба ХУСЕЙНИ.

Об этом заявил директор по аналитическим проектам Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК) Михаил НЕЙЖМАКОВ, комментируя углубляющийся и расширяющийся конфликт на Ближнем Востоке.

— Даже среди относительно недавних событий — та же начавшаяся в 2010 году «арабская весна» явно была большим вызовом для руководства многих арабских стран, чем влияние нынешней ситуации вокруг Газа.

— В чем причина кризиса? Почему произошло такое разделение, почти нет общих интересов?

— Для многих арабских государств продолжение кризиса вокруг Газа действительно несет в перспективе и внутренние вызовы. Например, на этом фоне может возрасти популярность радикальных исламистских групп.

При этом нельзя считать, что арабские государства не стремились прийти к определенному консенсусу по ближневосточному кризису. Скажем, уже на чрезвычайной сессии Совета Лиги арабских государств на уровне глав МИД, прошедшей через несколько дней после начала октябрьской эскалации, было принято итоговое заявление с призывом «снять блокаду сектора Газа и работать над решением о создании двух государств».

Что, кстати, по форме совпало с позицией, которую неоднократно высказывал Владимир ПУТИН. Он ведь также заявлял о необходимости создания «суверенного, независимого, полноценного палестинского государства».

Хотя, понятно, что реальные интересы конкретных арабских стран могут сильно различаться.

— Кстати, об общих интересах: они вообще есть? Раньше хоть за Палестину все вместе воевали. А сейчас?

— Действительно, для ряда этих игроков (прежде всего, Саудовской Аравии) было бы выгодно ослабление влияния Ирана в регионе, а, скажем, у Сирии интересы противоположные. Тем не менее, поток беженцев из сектора Газа и усиление влияния радикальных исламистов в самих арабских странах на этом фоне — реальные вызовы, как минимум, для граничащих с зоной конфликта государств. То есть страх перед «арабской улицей» может сблизить позиции по меньшей мере многих из них, а затягивание конфликта риски усиления протестных настроений как раз провоцирует.

— Американский аналитик из американского Института мира Робин РАЙТ предсказывает новое дробление. Насколько адекватна такая оценка?

— Карты, отражающие разные сценарии распада стран, популярны в СМИ. Но стоит учитывать, что государства очень часто обладают большей устойчивостью, чем это кажется многим наблюдателям. Например, Иордания в публикациях о регионе периодически приводится в пример как «искусственное образование», проявившее, в итоге, значительно больший потенциал политического выживания, чем многие ожидали.

Для аналогии можно вспомнить многочисленные публикации с картами перекройки границ постсоветского пространства — большинство из этих прогнозов так и не было реализовано.

Это не значит, что у любого государства стойкий иммунитет к распаду. Но наличие в его составе исторических регионов или зон проживания разных религиозных общин еще не означает автоматически высокого потенциала распада по таким границам.

Источник: «Современная Пресса».

АКТУАЛЬНО