ВИТАЛИЙ ЗАХАРЧЕНКО: «ВЛАСТИ УКРАИНЫ ПИШУТ ЗАКОНЫ ПОД КОНКРЕТНЫХ ЛЮДЕЙ»

ВИТАЛИЙ ЗАХАРЧЕНКО

В Киеве идет следствие по поводу представителей предыдущей, домайданной власти. В большинстве случаев, подследственные не находятся в Украине, но внимательно следят за всем, что происходит, а также через своих представителей в курсе того, какие обвинения им предъявляются и на каких основаниях. Один из них — бывший глава МВД Украины Виталий ЗАХАРЧЕНКО, рассказал о происходящем на своей Родине.

Виталий Юрьевич, в настоящее время в Киеве против Вас возбужден ряд уголовных дел, генпрокуратура Украины ведет следствие. С чем это связано?

Ни для кого не секрет, что нынешнее украинское руководство широко использует правовые возможности лишь для осуществления расправы над своими политическими оппонентами. Вот уже более полутора лет так называемые «новые украинские власти» в лице генпрокуратуры безосновательно обвиняют меня в совершении тяжких и особо тяжких преступлений.

При этом все эти абсурдные обвинения бездоказательны и носят исключительно политический характер. Другими словами, меня просто назначили виновным.

И, тем не менее, следствие идет не по политическим, а по юридическим конкретным обвинениям в Ваш адрес.

Говорить о проведении какого-либо беспристрастного и профессионального следствия не приходится. С момента регистрации уголовного производства генпрокуратура выполняет четкий политический заказ, лишь имитируя расследование и всеми способами пытаясь подогнать факты под заранее объявленный результат.

Ни о каком соблюдении украинских законов и моих конституционных прав речи не идет. Генпрокуратура Украины открыто нарушает мое право на защиту, предусмотренное п. 6 ч. 3 статьи 129 Конституции Украины, которое относится к общепризнанным принципам международного права и рассматривается как необходимое условие обеспечения права на справедливое судебное разбирательство.

Вы можете привести факты, на основе которых делаете заключение о том, что генпрокуратура Украины делает это умышленно и целенаправленно?

Да, конечно. Во-первых, моему защитнику в нарушение ст. 221 УПК Украины с момента вступления в уголовное производство систематически отказывали в ознакомлении со всеми материалами досудебного расследования. Действия генпрокуратуры Украины в этой части были обжалованы и признаны судом неправомерными.

Однако даже после того как суд обязал прокуратуру предоставить моему защитнику для ознакомления все материалы досудебного расследования, это решение суда не выполнялось более восьми месяцев. Только в конце июня 2015 года мой адвокат был допущен к ознакомлению и то лишь с незначительной частью документов досудебного расследования, указанных в постановлении суда.

Во-вторых, должностным лицам генпрокуратуры Украины достоверно известно, что мои законные права и интересы представляет адвокат, однако его деятельности чинятся всевозможные препятствия. Его не уведомляют о регистрации других уголовных производств в отношении меня, и о новых подозрениях мы узнаем из СМИ. Согласитесь, это правовой беспредел.

При этом моего защитника не допускают в уголовные производства, несмотря на предоставление всех необходимых документов, подтверждающих его полномочия. То есть, генпрокуратура грубо нарушает мои права, в частности право на защиту.

В-третьих, в нарушение процессуального кодекса уведомление о подозрении мне не было вручено и не было надлежащим образом отправлено, а поэтому я не имею процессуального статуса подозреваемого и, соответственно, я был незаконно объявлен в розыск украинским судом и в отношении меня незаконно осуществляются все судебные и следственные процедуры.

В-четвертых, на свидетелей, которые привлекаются следствием, оказывается постоянное и неприкрытое давление. Методами психологического воздействия, угроз и запугивания бывших сотрудников правоохранительных органов принуждают давать против меня ложные показания. Для фабрикации нужных показаний следствием широко используются методы воздействия на членов семей свидетелей.

Все эти действия, на мой взгляд, свидетельствуют о том, что генпрокуратура Украины занимается политической расправой, а отнюдь не поиском истины.

Но и это не все. Есть и более общие, если можно так выразиться нарушения, которые касаются не только меня, а всех граждан страны.

Например, Верховная Рада Украины уже дважды вносила изменения в Уголовный процессуальный кодекс за последние полгода, с тем, чтобы создать правовые основания для привлечения к ответственности лиц, которые выехали под угрозой смерти из Украины.

То есть фактически Украина демонстрирует, что она пишет законы не для соблюдения и применения их в отношении всех граждан, а «на потребу дня» и «под конкретных лиц». Такая ситуация, когда закон подверстывается под конкретную ситуацию, чревата последствиями правового беспредела для всех.

В чем конкретно Вас обвиняют?

Генпрокуратура Украины объявила мне о подозрении (фактически предъявив мне обвинения) в убийстве людей уже на второй день следствия, то есть 25 февраля 2014 года, после чего ее высокопоставленные лица неоднократно заявляли о том, что у них недостаточно доказательств, чтобы направить обвинительный акт в суд.

Более того, с 10 октября 2014 года следствие не ведется — оно официально приостановлено, о чем моего адвоката уведомили лишь в конце декабря. Что говорит о том, что доказательств моей вины нет, и они сами об этом знают, но в СМИ продолжают поступать заявления генерального прокурора и президента Украины о моей виновности в расстрелах людей.

Но я считаю еще и потому это политическим преследованием, а не поиском истины, что при этом ни одно уголовное производство по фактам убийства, причинения телесных повреждений в отношении сотрудников правоохранительных органов, спецподразделения «Беркут» и внутренних войск генпрокуратурой Украины не ведется и, соответственно, не расследуется. Возможные доказательства и улики последовательно уничтожаются, причем и на законодательном уровне.

Более того, властью принят закон, который фактически запрещает любые действия по установлению истинны в трагических событиях в Киеве.

Так в ст. 9 закона Украины № 743-VII от 21.02.14 «О недопущении преследования и наказания лиц по поводу действий во время проведения мирных собраний» говорится о том, чтобы «запретить сбор, регистрацию, накопление, адаптирование, изменение, восстановление, использование и распространение, реализацию, передачу персональных данных лиц, которые были участниками массовых акций протеста, которые начались 21 ноября 2013 года, которые были получены в связи с участием этих лиц в акциях протеста. Эти персональные данные подлежат уничтожению в установленном законодательством порядке».

Лучшего для сокрытия преступлений и придумать невозможно. Как говорится, «концы в воду».

За то время, пока шло следствие, в генпрокуратуре сменилось несколько начальников. Какова была их реакция на эти, как Вы их называете, «беззакония»?

Кадровая карусель в генпрокуратуре Украины, связанная с назначением и последующим увольнением уже трех руководителей ведомства порядка и законности в уголовном процессе явно не добавила. И служит, прежде всего, для размытия ответственности должностных лиц прокуратуры

Характерно, что ни один из генеральных прокуроров не возмутился теми фактами, что следствие осуществляется избирательно, односторонне, что не понесли уголовного наказания лица, хладнокровно расстреливавшие и сжигавшие невооруженных сотрудников правоохранительных органов, исполнявших свой долг. Напомню, что от огнестрельных ранений погибли 23 сотрудника МВД, а 932 человека были ранены и получили тяжкие телесные повреждения. Где же правосудие, где защита конституционных прав граждан Украины?

Таким образом, очевидно, что действия должностных лиц генпрокуратуры идут в разрез с теми стандартами законности, верховенства права, соблюдения прав и свобод гражданина, задекларированного как в украинском законодательстве, так и в международных обязательствах, которые взяло на себя государство Украина.

Что в этой ситуации Вы предполагаете делать?

Пользуясь случаем, заявляю о том, что считаю все уголовные процессы, инициированные киевской властью — политическим преследованием и правовым произволом, который не может иметь законных последствий, а потому я не хочу принимать участие в этом фарсе. Я не хочу своим участием придавать легитимность абсолютно незаконным политическим процессам, которые осуществляются в Украине. Я не хочу, чтобы люди, вызванные для дачи свидетельских показаний в моем уголовном деле, подвергались гонениям, психологическому и физическому насилию.

Я заявляю о том, что отказываюсь от процессуального сотрудничества с представителями правоохранительных органов Украины, не буду участвовать в судебных процессах и разбирательствах, которые инициирует украинская власть. Я заявляю, что буду отстаивать свое честное имя и свои законные права всеми доступными способами во всех международных правовых институтах.

При этом я всеми имеющимися силами буду продолжать благотворительную и правозащитную деятельность, направленную на поддержку лиц, незаконно преследуемых украинской властью.

Источник.

Поделиться в соц. сетях

ВИТАЛИЙ ЗАХАРЧЕНКО: «ВЛАСТИ УКРАИНЫ ПИШУТ ЗАКОНЫ ПОД КОНКРЕТНЫХ ЛЮДЕЙ»
0
ВИТАЛИЙ ЗАХАРЧЕНКО: «ВЛАСТИ УКРАИНЫ ПИШУТ ЗАКОНЫ ПОД КОНКРЕТНЫХ ЛЮДЕЙ»

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий