КОВАРНЫЙ «ЭРДОГАЗ»

ПУТИН_ЭРДОГАН

В минувшую среду, 21 сентября, пресс-служба Кремля сообщила о поздравлении с прошедшими парламентскими выборами, кое поступило в адрес Президента России Владимира ПУТИНА от его турецкого коллеги Реджепа Тайипа ЭРДОГАНА.

При этом особо подчеркивалось — телефонный разговор двух глав государств состоялся по инициативе турецкой стороны. И в его ходе  также были обсуждены «актуальные вопросы дальнейшего развития российско-турецкого сотрудничества и проблематику сирийского урегулирования».

Ятаган в спину

Казалось бы, вот оно — еще одно подтверждение того, что остался позади непродолжительный период охлаждения в российско-турецких отношениях, начавшийся после организованного «заговорщиками-гюленовцами» с целью дискредитации ЭРДОГАНА «удара в спину», и лидер Турции — вновь «крепкий мужик».

Однако уже в пятницу, 23 сентября, мировые СМИ со ссылкой на главу пресс-службы МИД Турции Танжу БИГЛИЧ сообщили: Анкара не признает легитимность итогов выборов Государственной Думы ФС РФ, поскольку в нее вошли депутаты от Крыма, который турецкие власти продолжают считать частью территории Украины.

Позже внешнеполитическое ведомство Турции несколько смягчило свое заявление, отметив, что нелегитимной в Анкаре считают не всю нижнюю палату Российского парламента, а лишь крымских депутатов.

Тут же многие вспомнили, что в день телефонного разговора с ПУТИНЫМ, находившийся в Нью-Йорке на Генассамблее ООН ЭРДОГАН провел встречу с Президентом Украины. Турецкий лидер пообещал Петру ПОРОШЕНКО, что окажет ему всестороннюю поддержку «в вопросе восстановления суверенитета и территориальной целостности» и не изменит позицию «о непризнании аннексии Крыма и осуждении нарушения прав крымских татар» (цитаты с сайта Президента Украины).

В том, что в российском медиа-пространстве уже окрестили «ятаганом в спину», собственно, ничего необычного нет — совершенно предсказуемые действия нынешнего главы Турции, с которым в силу сложившихся обстоятельств Кремль вынужден не просто даже сотрудничать, но и пытаться дружить. Чего за всю многовековую историю российско-турецких отношений еще ни разу не удавалось.

Турецкий приток

Когда в декабре 2014 года в ходе визита в Анкару Владимир ПУТИН заявил об окончательном отказе от попыток договориться с Евросоюзом в обход Третьего энергетического пакета о строительстве газопровода «Южный поток» и одновременно о достигнутых договоренностях с Реджепом Тайипом ЭРДОГАНОМ о строительстве газопровода «Турецкий поток», в частных беседах коллеги из Турции и Азербайджана прямо высказывали свой скепсис в отношении реализации проекта.

По крайней мере, в части того, что он будет реализован так, как хочет того Москва: проложить ветку от Анапы по дну Черного моря до турецкого города Кыйыкей, где планировалось его разделение. Одна ветка пошла бы на Люлебургаз — для поставок газа на внутренний рынок Турции. В дополнение к уже имеющемуся газопроводу «Голубой поток», а вторая — до города Ипсала на турецко-греческой границе. И далее — по Трансадриатическому газопроводу (TAP).

Турецкий отток

По мнению коллег, нынешнее руководство Турции не согласно уподобляться Грузии, Словакии или Украине, просто являясь транзитером российского газа. Амбиции авторов идеи неосманизма куда выше. Поэтому не Анкара будет соглашаться на условия Москвы, а Москва просить Анкару хотя бы в чем-то смягчить выставленные ей условия.

Расплачиваться с Турцией за транзит газа, по данным осведомленных источников, Россия была намерена как «живыми» деньгами, так и, собственно, газом. Плюсом к этому Анкара получала бы «особую» дружественно низкую цену на весь поставляемый газ, в т.ч. и по «Голубому потоку».

С одной стороны для Москвы это было невыгодно, т.к. Турция является вторым после Евросоюза импортером российского природного газа — т.е. с учетом объемов это была бы недополученная прибыль.

Однако задача наказать Украину отказом от транзита через ее территорию львиной доли газа в Евросоюз и противодействие со стороны США (руками своих европейских вассалов) строительству газопровода «Южный поток», вынуждало Россию согласиться на это.

Возвращение Тегерана

Тем более, в этот момент уже вовсю шли переговоры Ирана и шестерки международных посредников о снятии с него экономических санкций в обмен на сворачивание ядерной программы.

С одной стороны, являющаяся одним из этих посредников, Россия публично ратовала за скорейшую реализацию данного плана, с другой — осознавала возможные риски возвращения Тегерана на мировой нефтегазовый рынок, где за годы санкций укрепила свои позиции не только Саудовская Аравия, но и сама Россия.

Строительством «Турецкого потока» на заманчивых, по мнению Кремля, условиях для Анкары, Москва хотела опередить Тегеран с выходом на европейский газовый рынок. Заодно разрушить планы Евросоюза и США по выводу на европейский газовый рынок туркменского газа — посредством Транскаспийского и Трансанатолийского (TANAP) газопроводов («Южный газовый коридор») по территории Азербайджана и Турции.

Разведанные запасы газа в Азербайджане составляют всего порядка 900 млрд кубометров, в Иране и России они порядка 30 трлн кубометров, а в Туркменистане — 17,5 трлн кубометров. Именно поэтому поначалу Россия не видела особой угрозы в строительстве TANAP от месторождения «Шахдениз-2» на каспийском шельфе близ Баку — почти весь азербайджанский газ уходил бы в Турцию и Грузию.

Но когда на горизонте появился иранский газ, а Катар в сговоре с Турцией стали давить на Сирию для прокладки через ее территорию газопровода, который бы влился в TANAP и реанимированный проект Nabucco в Москве серьезно забеспокоились. Хоть Катар и поставляет в Европу значительные объемы сжиженного газа в Европу, трубопровод  для него лишним бы не был.

Однако сама Россия стала год от года снижать закупку туркменского газа, нарушая ранее принятые договоренности. Если раньше это было до 50 млрд кубометров в год, то в 2014 уже 10 млрд, а в 2015-м на уровне 4-5 млрд.

Продавая львиную долю своего газа в Китай и частично даже в Иран (Тегерану выгоднее снабжать свои северные провинции туркменским газом) и не испытывая особых проблем из-за снижения поставок в Россию, Ашхабад, тем не менее, стал благосклоннее к предложениям влиться в «Южный газовый коридор» — ответить Москве ее же «монетой».

Турецкий расклад

Таким образом, Турция при любом развитии ситуации оставалась бы ключевым государством для транспортировки газа в Европу с южного направления и потому сочла правильным для себя диктовать условия поставщикам газа. В т.ч. России, которая оказалась в сложной ситуации после провала переговоров по «Южному потоку» и неопределенности по второй ветке «Северного».

Еще в августе 2015 года, до трагедии с Су-24 — когда двухсторонние отношения были на подъеме, в интервью порталу Vesti.az, я делал прогноз о том, что Москва и Анкара не договорятся по «Турецкому потоку», поскольку Россия считает, что Турция должна стать всего лишь страной-транзитером природного газа на юг Евросоюза, получая за это зафиксированные в договорах оплаты: либо в виде финансов, либо в виде финансов и газа, исходя из «дружеской» его цены.

У самой Турции иной взгляд на ситуацию. После запуска нового газопровода «Турецкий поток» Анкара хотела бы реализовать следующую схему: Москва поставляет ей весь газ по «дружеской» цене, а уже сама Анкара выступает в качестве газового трейдера и продает его клиентам в том же Евросоюзе по цене, о какой она с ними сможет договориться.

Понятно, что Москва на подобное не готова, потому не исключено принятие компромиссного решения о создании совместного предприятия, которое станет трейдером поступающего в Евросоюз по «Турецкому потоку» российского газа. И Турция в лице Botas может получить значительно большую долю в проекте, чем партнеры «Газпрома» по Nord Stream AG. Все это, напомню, я говорил в августе 2015 года. А потом случилось то, что случилось.

Не весь газ в турецкую «корзину»

Россия по-прежнему заинтересована в Турции при реализации своих газовых европейских проектов. И, как показывает действительность, на позицию Анкары в этом вопросе не повлияли даже введенные Москвой после «удара в спину» санкции.

Не успел ЭРДОГАН еще по-нормальному извиниться, как ПУТИН уже дал команду правительству отменять санкции: возвращать российских туристов на турецкие курорты, а турецкие товары на российские прилавки. И дело не в том даже, что на контрактах этих сидят высокопоставленные кремлевские сановники. Ключевые причины — Сирия и газ.

И вот теперь я уже получаю данные от информированных источников в Анкаре, что «Турецкий поток» не только соединится на турецко-греческой границе с TAP для соответствия положениям Третьего энергетического пакета Евросоюза, но и может стать значительно короче, влившись на территории Турции в TANAP.

А это значит, «крепкий мужик» ЭРДОГАН оказался действительно крепким и упертым в достижении поставленных целей. И Москва вынуждена будет принять большую часть его условий по газовому соглашению, т.к. иного выхода в настоящий момент у нее нет.

Меж тем, ЭРДОГАН и в его лице все нынешнее руководство Турции, как уже показал и европейский, и российский опыт, партнер — крайне ненадежный.

Поэтому Москве следовало бы искать компромисс с Евросоюзом и все таки прокладывать «Южный поток» и вторую ветку «Северного потока». Даже на условиях Третьего энергетического пакета, т.е. отказавшись от распределительной сети в Евросоюзе, поскольку Брюссель и Берлин будут неукоснительно исполнять договор, заставив делать это и Софию, и Белград. И даже Киев — по его транзитным обязательствам перед Москвой.

А вот Анкара почти наверняка станет шантажировать Москву. Причем еще на стадии строительства «Турецкого потока», буквально выкручивая ей руки все новыми и новыми требованиями. Такой вот геоэнергетический проект «ЭрдоГаз».

Это не означает, что от проекта «Турецкий поток» следует отказываться. Полагаю, необходимо строить его наряду с «Южным», чтобы уравновешивать партнеров и никому из них не позволять брать над собой верх. Тем более, что потребление газа в Турции растет и «Голубой поток» может оказаться не в состоянии их удовлетворить. Это первое.

Второе: европейским потребителям дешевле и быстрее договориться с поставщиками газа по уже имеющимся энергокоридорам, чем вкладываться в реализацию новых проектов и ждать их завершения долгие годы. Достаточно вспомнить, какие планы связывали с Nabucco, как пугали им Россию. И где до сих пор тот Nabucco?

Германия, как главный оператор европейского газового рынка, умеет считать деньги и достаточно консервативна, предпочитая сотрудничать с годами проверенными партнерами. Говорю про Россию.

Тем более, что последние события свидетельствуют о том, что в Берлине и Брюсселе крайне недовольны Анкарой, которая избрала в общении с ними тактику шантажа. Почти наверняка, Евросоюз будет наказывать за это ЭРДОГАНА. По цепочке «под раздачу» может попасть и Кремль, реализующий с ним совместный газовый проект.

Фото: CNN.

Поделиться в соц. сетях

КОВАРНЫЙ «ЭРДОГАЗ»
0
КОВАРНЫЙ «ЭРДОГАЗ»

Вы можете оставить комментарий, или trackback с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти в систему , чтобы оставить комментарий